App Store Google Play

Карантинить нельзя помиловать

6 Травня 18:00
Карантинить нельзя помиловать

Про эпидемии, про карантины, и про то, как нужно выбирать между нищетой и горами трупов.

В этой статье мы будем пользоваться только официальными цифрами, и только ими. Потому что именно ими пользуется наш МОЗ. И с помощью этих и только этих цифр я покажу вам, что происходящее сейчас не имеет никакого смысла.

Ещё раз отдельной строкой: мы сознательно не обсуждаем бессимптомные проявления коронавируса в этой статье, потому что в них, кажется, не верит наш МОЗ. Мы используем только официальные цифры, и только их. Мы рассуждаем по правилам, которые навязывает нам украинское Министерство здравоохранения.

И сейчас давайте вместе посмотрим, что получится.

ЧТО ТАКОЕ ЭПИДЕМИЯ И КАК ЭТО РАБОТАЕТ

Итак, как работает эпидемия? Некая болезнь распространяется, люди заболевают, и затем заражают других людей, которые заболевают, и заражают других людей — и так по нарастающей. Заболевших всё больше, всё больше, и так пока не заразятся все, кому положено заразиться (некий процент людей может не заразиться по причине индивидуальных особенностей организма).

Заразившиеся болеют, и потом выздоравливают или умирают. И если выздоровели — приобретают к болезни иммунитет. Навсегда или на время. И, кстати, мы до сих пор на 100% не уверены, как это работает с коронавирусом.

Эпидемия прекращается в трёх случаях:

- если заболели и выздоровели или умерли все, кому предначертано;

- если изобрели лекарство или вакцину, и успешно её применили;

- если мы научились ловко и быстро выявлять всех свежезаражённых и изолировать их от здоровых.

Начнём с конца. По официальным данным в Украине проведено почти 222 тысяч тестов. Население Украины (без оккупированных территорий) — около 38 миллионов. Итого, мы протестировали полпроцента населения.

Следовательно, вариант «мы научились выявлять и изолировать» мы отбрасываем.

Лекарства и вакцины нет. Когда будет — неизвестно. Будет ли вообще — тоже пока неизвестно. Так что второй вариант мы тоже отбрасываем.

Итак, Украине остаётся (и это важно понимать) РОВНО ТОТ ЖЕ ВАРИАНТ, ЧТО ВСЕМУ МИРУ — эпидемия никуда не денется, пока не заболеют и не выздоровеют (или умрут) все, кому положено.

Если ты — условный остров Маврикий, то ты теоретически можешь здесь пропетлять. Закрыть границы, поймать всех заражённых, посадить под замок, чтобы они не заражали других. Когда они вылечатся — выпустить. Теперь вы все здоровы.

И так будет продолжаться до тех пор, пока не приедет новый заражённый. Один. Достаточно одного заражённого, чтобы всё началось заново. Одного. Один штука. Достаточно, чтобы эпидемия началась заново. Одного заразного человека. Я не слишком иносказателен сейчас?

Это очень важно: понимать, что ОДНОГО ЗАРАЖЁННОГО достаточно, чтобы эпидемия началась заново. Потому что они изначально началась с ОДНОГО человека, помните? Там ещё как раз Китай очень искал этого нулевого пациента, но я так и не понял, чем всё закончилось.

Следовательно, наш условный остров Маврикий в безопасности ровно до тех пор, пока он — остров, и на него никто не приезжает. Или мы предпринимаем какие-то меры к тому, чтобы каждый приезжающий был проверен, изучен, рассмотрен, обследован и гарантированно был здоров. КАЖДЫЙ. Отныне и навсегда, или до появления лекарства.

И поскольку Украина — ни разу не остров, то этот вариант мы можем смело отбрасывать также.

Итак, у нас остался один вариант: что все, кому положено, заболеют, и будем надеяться — выздоровеют.

В этом случае наша основная надежда — на то, что переболевшие имеют длительный или пожизненный иммунитет. В этом случае наука нас учит, что в какой-то момент формируется так называемая herd immunity — в переводе «стадный иммунитет», но для благозвучности мы будем называть его «групповым иммунитетом». По разным оценкам, для того, чтобы он сформировался, в обществе должно быть 60–80% переболевших и получивших иммунитет.

Ещё раз. От 60 до 80 процентов. Это значит, заболеть и выздороветь должно 60-80 процентов населения страны. От 22.8 до 30 миллионов украинцев. МИЛЛИОНОВ.

Итак, когда в стране бурно распространяющая эпидемия, и когда у нас нет лекарства, и вакцины тоже нет — мы тогда с оптимизмом смотрим в будущее и видим там 20-30 миллионов заболевших.

А коек в инфекционных больницах у нас в Украине, напомню, 12 тысяч. Об этом бодро рапортовала бывшая министр Скалецкая, объясняя, что мы к эпидемии готовы.

Это не важно, есть их на самом деле 12 тысяч, или их меньше, а министр чуть-чуть преувеличила. Важно то, что для формирования группового иммунитета должно переболеть от 20 до 30 миллионов. А коек у нас — 12 тысяч. А 12 тысяч — это вообще не похоже на 20 миллионов. Я бы сказал, это существенно меньше.

ЧТО ТАКОЕ КАРАНТИН И ЗАЧЕМ ОН

Если эпидемию пустить на самотёк, то количество заболевших будет расти в геометрической прогрессии. Сегодня один. Завтра два. Послезавтра четыре. И так они всё время будут умножаться, и в какой-то момент их станет столько, сколько коек в больницах. А ПОТОМ ИХ СТАНЕТ ЕЩЁ БОЛЬШЕ. И в этот момент медицинская система падает на спинку, задирает лапки и говорит: всё, приехали, я більше не в змозі.

И тогда у нас резко растёт смертность. Причём как прямая смертность от эпидемии — потому что их негде больше лечить. Так и косвенная смертность от эпидемии — потому что людей с острым аппендицитом тоже больше негде лечить, и некому.

Для того, чтобы это не произошло — вводится карантин.

Теперь о карантине.

Карантин может быть в двух основных вариантах:

- не впускать никого подозрительного на условный остров Маврикий,

- или всем вообще закрыться дома, не выходить, сидеть бояться.

Первый вариант хорош для того, чтобы в здоровое общество не попали первые заражённые. И даже вторые. И даже десятые. Чем больше заражённых, тем большее количество людей они заразят, и тем больше будет больных, и тем скорее медицинская система упадёт лапками кверху. Поэтому важно, чтобы их было как можно меньше, и даже если они уже есть — это не повод радоваться появлению новых, наоборот.

Мы сделали это? Нет. Мы впустили в страну тысячи людей из Европы, для галочки померяв им температуру, и они разбежались в разные стороны, и никто не знает, где они, и что с ними.

Второй вариант (закрыться всем по домам) замедляет распространение эпидемии. Потому что если люди реже встречаются, они реже заражаются — это логично.

Это называется flatten the curve. Сглаживание кривой заболевших. Если бы все бегали по улицам и друг друга целовали, то график количества заболевших сделал бы так ВЖЖЖУХ — и под потолок, и больницы переполнены, и кругом ад и израиль. А если все сидят по домам, то они заражаются медленнее, и кривая делает не вжжжух, а так тихонько тыц-тыц-тыц, и больницы наполняются медленнее.

МЕДЛЕННЕЕ — это ключевое слово здесь, понимаете? Эпидемия не исчезает никуда от того, что вы сидите дома. Вирус никуда не исчезает. Люди продолжают болеть, умирать, и выздоравливать. Просто это происходит МЕДЛЕННЕЕ.

Потому что для формирования группового иммунитета всё равно нужно, чтобы заболело и выздоровело 60-80 процентов населения. Ничего не поменялось со времён второй страницы текста. Всё равно должны заболеть и выздороветь 20-30 миллионов украинцев. (Это ЕСЛИ групповой иммунитет для коронавируса возможен. И ЕСЛИ он устойчив. Чего мы на сто процентов всё ещё не знаем.)

Так что мы всё равно все заразимся, и многие — заболеем, и будем надеяться, выздоровеем, но это произойдёт МЕДЛЕННЕЕ. В этом вся идея карантина, понимаете? Он не лечит. Он ЗАМЕДЛЯЕТ эпидемию, чтобы не рухнула медицинская система, чтобы хватило врачей и лекарств, и чтобы общество не погрузилось в хаос.

И ВОТ В ЧЁМ ПРОБЛЕМА С КАРАНТИНАМИ

Проблема заключается вот в чём. Что когда мы все сидим в карантине, оказывается — некому работать. И у тех, кто сидит в карантине, стремительно заканчиваются деньги.

Так что когда вы устраиваете карантин, желательно сначала подумать — можете ли вы его себе позволить. Есть ли у вас деньги, чтобы тупо ПРОКОРМИТЬ людей, пока они сидят в карантине и не зарабатывают.

Каждый день, когда люди сидят в карантине, их надо кормить и поить, или они начнут грабить магазины и есть соседей в худшем случае, а в лучшем — начнут класть с прибором на карантин, и работать подпольно, или как в случае с городом Черкассы — они официально скажут «Так, наверное, хватит, давайте снова работать».

И в этот момент ваш карантин накрывается медным тазом. Потому что для формирования группового иммунитета нужно, чтобы заболело и выздоровело 60-80 процентов. Пока вы не достигнете этой цифры, ничего принципиально не поменяется.

Ну, или надо убедиться, что в стране не осталось заболевших, и превратить её в остров, никому не входить, никому не выходить. Так тоже можно попробовать, конечно. Если вы остров.

Или — вакцина и лекарство. Которых всё ещё нет.

Только три варианта, понимаете? Лекарство, групповой иммунитет, тотальное выздоровление и изоляция от внешнего мира.

И очень важно понимать, что пока не достигнут (хотя бы в приближении) один из этих трёх вариантов, карантин прекращать нельзя. ИНАЧЕ ВЫ СИДЕЛИ В КАРАНТИНЕ ЗРЯ, ПОНИМАЕТЕ? Вы посидели месяц в карантине, проели сбережения — А ПОТОМ ВСЁ РАВНО ВСЕ ЗАБОЛЕЛИ. Не бывает карантина на полшишечки, вы сидите в нём, пока не достигнете цели — или его можно было вообще не устраивать.

Потому что ещё раз напоминаю: нынешние 3.5 миллиона заболевших начались с ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА. Поэтому как бы мало у вас ни оставалось больных в стране — вы сидите в карантине до победы. Либо пока больные не закончатся, либо пока не привезут лекарство, либо пока (медленно!) не переболеют все, кому положено.

Это понятно?

ЧЕРКАССЫ — ГОРОД-ГЕРОЙ ИЛИ ГОРОД-САМОУБИЙЦА?

В данный момент город Черкассы решил, что — хватит карантина, посидели и будет, очень кушать хочется. И президент за это Черкассы очень ругает. Потому что, говорит, нельзя выходить из карантина 1-го мая. Надо выходить 11-го и постепенно. Вот если 11-го выйти — то всё будет тип-топ, а если 1-го мая — то будет гроб гроб кладбище.

Давайте разберёмся, что же произойдёт 11-го мая?

Возможно, 11-го мая у нас не останется заражённых и больных, и мы можем просто выйти все на улицы, просто надо не впускать никого в страну?

Нет. У нас почти 12 тысяч диагностированных сегодня. Не уверен, что они куда-то исчезнут до 11-го мая. А если исчезнут — надо будет очень обеспокоиться и выяснить, что с ними сделали.

Возможно, 11-го мая у нас будет лекарство? Маловероятно, разве что от нас что-то скрывают.

Возможно, к 11-му мая у нас сформируется групповой иммунитет?

Нет. У нас 1547 выздоровевших. А должно быть от 20 до 30 миллионов. А их 1547. Это совсем не похоже на 20 миллионов. И к 11-му мая, будем надеяться, выздоровевших будет больше — но тоже не будет похоже на 20 миллионов.

Возможно, к 11-му мая у нас пойдёт эпидемия на спад, и будут видны радикальные изменения?

Сегодня у нас 502 новых случая болезни. Вчера было 550. Позавчера 455. За день до того 540. За день до того 456. Никакого спада тут не видно. Никаких радикальных изменений не видать, разве что их быстренько нарисуют, чтобы была красивая картинка.

Так почему мы начинаем выходить из карантина 11-го мая?

ТАК ЭТО ПОТОМУ, ЧТО У НАС ЗАКОНЧИЛИСЬ ДЕНЬГИ.

Это потому, что у нас в бюджете дыра размером с ... размером со что-то очень большого размера. Это потому, что у нас предприниматели дерутся с полицией в Киеве. Это потому, что у нас людям скоро будет нечего кушать, и это все понимают.

ЭТО ПОТОМУ, ЧТО НАДО БЫЛО СНАЧАЛА ПОДУМАТЬ, МОЖЕМ ЛИ МЫ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ КАРАНТИН. Как я уже говорил.

Оказалось, что мы не можем его себе позволить. Оказывается, у большинства населения нет существенных сбережений. Оказывается, поддерживать население и раздавать им деньги или еду мы тоже не можем. Надо же, какая неожиданность.

Кстати, напомню — именно поэтому Черкасы решили, что хватит карантина.

Так почему Черкассам нельзя выходить из карантина 1-го мая, а можно вместе со всеми 11-го?

Потому что Черкассам нельзя своевольничать, а надо делать так, как сказал командир — это раз. А 11-е мая мудро выбрано как такое число, которое идёт после 9-го мая; это заодно снимает вопрос про парады, ленточки и бессмертный полк. Вот где мудро — там мудро, тут я согласен. Молодцы.

Жаль, что это никак не меняет главной проблемы.

Понимаете, из карантина надо выходить, КОГДА ДОСТИГНУТА ЦЕЛЬ. Когда есть лекарство. Или когда близок групповой иммунитет. Или когда не осталось заболевших. Или когда мы их всех изолировали. Или когда мы всех протестировали, и чётко понимаем, сколько кого и где и зачем.

Но в стране всё ещё 38 миллионов населения. А заболевших у нас всё ещё 12 тысяч. А без карантина было бы 24 тысячи. Или 48. Или 200. И все эти цифры бесконечно далеки и от 38 миллионов населения, и от 20 миллионов, необходимых для группового иммунитета.

И протестировали мы всё ещё 0.5% населения. Мы всё ещё не знаем, кто у нас болен, кто здоров, кто полежал на диванчике и посёрбал колдрекс, и у кого есть иммунитет, а у кого нет.

И лекарства всё ещё нет.

Ни-че-го принципиально не поменялось в условиях задачи с первой страницы, понимаете? Полтора месяца карантина — а с точки зрения математики мы всё там же, где и были, потому что нас 38 миллионов, а протестировали мы 129 тысяч всего, а заразившихся 12 тысяч — и это ничем принципиально не отличается от того, что их было бы четверо.

Потому что, в очередной раз напомню, для всплеска эпидемии нужен ОДИН ЧЕЛОВЕК. С одного человека всё началось, помните? Один китаец съел летучую мышь (или трахнул панголина, всё ещё нет ясности) — и завертелось вот такое. Из-за одного человека.

И ВОТ НАКОНЕЦ, ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ

Так почему мы выходим из карантина?

Потому что у нас закончились деньги, вот и всё. И потому что следующий митинг предпринимателей может навалять полиции, и тогда будет совсем некрасиво.

Так и что теперь будет?

А теперь будет то же самое, что было бы, если бы никакого карантина не было. Потому что лекарства у нас всё ещё нет, и иммунитета нет, и протестировано всё ещё полпроцента населения.

И поэтому (если только официальные цифры вообще имеют какое-то отношение к реальности) — поэтому теперь будет ровно то же самое, как если бы мы полтора месяца назад никакого карантина не вводили.

Так а нахрена мы полтора месяца сидели по домам, рушили экономику и проедали запасы?

А вот этот вопрос задайте премьеру Шмыгалю и министру здравоохранения Степанову.

Потому что я не знаю, зачем.

SiteUa

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


4 роки тому Дніпро позбувся тягаря гріхів і злочинів одного з організаторів Голодомору та офіційно став Дніпром.З тих пір навіть затяті противники узаконення цієї народної назви забули й згадувати про...
Юрій Фоменко

Біля річки Жовтої

1648 року, вночі з 15 на 16 травня, військо Речі Посполитої вишикувалося для здійснення маршу до урочища Княжі Байраки ...Чим була та битва під Жовтими Водами? Початком визвольної війни? Початком бурж...
Олександр ВАЙС

Окупація

Окупація завжди починається з брехні. Певною мірою окупація і є брехнею. Довгими й марними намаганнями називати речі тим, чим вони не є і привласнюванням їх тими, кому вони ніколи не належали. Наш вип...
Колись Чорний ліс тягнувся від Карпатів до Дніпра, а Голубий ліс на Січеславщині займав майже повністю Петриківський, Царичанський, Магдалинівський, Новомосковський та Павлоградський райони.Про що сві...