App Store Google Play

Подушки більше немає

1 Вересня 18:00
Подушки більше немає

Атмосфера первого дня работы новой украинской Верховной Рады более всего напоминала съемки телестудией "Квартал-95" фильма-пародии на работу Государственной Думы Российской Федерации, больше известной в народе под прозвищем "взбесившегося принтера". Но в российской Госдуме, конечно же, все происходит куда солиднее, с четким соблюдением регламентных норм и процедуры. И президент в парламент приходит как подарок, а не как околоточный. Но если снимать пародию, если вскрывать суть, то, конечно, так оно и есть: Думой руководят из президентской администрации, депутаты голосуют за что скажут, не очень интересуясь содержанием и последствиями, никакой независимой ветвью власти парламент не является. И Владимир Зеленский – если только он был режиссером-постановщиком этой трагикомедии – это замечательно продемонстрировал.

Поэтому Украина все еще не Россия, и Верховная Рада – не Государственная Дума, а всего лишь самодеятельная пародия на российский парламент. Но это не отменяет того факта, что никакого реального парламентаризма в Украине больше нет и в ближайшие годы не будет.

Какие проблемы это создает для государства, необходимо объяснить отдельно. Уже приходилось – опять-таки сравнивая Украину с Россией, писать о стабилизирующей роли украинского парламентаризма в национальной истории.

В России все всегда было совершенно иначе.

Когда в феврале 1917 года отрекся император Николай II, за несколько лет до этого распустивший Государственную думу, в стране не оказалось ни одного легитимного и уважаемого населением органа, способного обеспечить преемственность власти. Результаты известны – Октябрьский переворот, гражданская война, большевистская диктатура. В 1993 году противостояние президента и парламента привело к разгону депутатского съезда, что подготовило условия для последующей реставрации авторитаризма. И если сегодня предположить даже теоретически крах путинского режима, то стоит вспомнить, что парламент не пользуется даже тем доверием, которым пользуется президент. Следовательно – опять революционные органы, раскол в регионах, крах государства.

В новейшей украинской истории все было по-другому. В 1991 году именно Парламент взял на себя ответственность за суверенизацию страны. В 2004 году именно в Парламенте принимались решения, которые позволили ввести политический кризис в правовое русло и придать законность договоренностям "круглого стола". В 2014 году само существование Парламента и его решения в буквальном смысле слова спасли страну – и это при том, что среди его депутатов были люди, буквально за несколько дней до этого голосовавшие за "законы диктатуры". Тем не менее, институция сработала. Судя по тому, что происходит, сработала в последний раз.

Потому что если представить себе возможность нового политического и социального кризиса в стране – а этот кризис почти неизбежен даже не по вине Владимира Зеленского, а просто учитывая те противоречия, которые накопились во внутренней и внешней политике страны, прежде всего – противоречия между народными ожиданиями и государственными возможностями – то ни о какой стабилизирующей роли Парламента говорить уже не придется. В народном сознании Парламент сегодня – просто продолжение президентского офиса, а поскольку сам этот офис будет делать все возможное, чтобы продемонстрировать недееспособность и ненужность парламентской оппозиции, то Верховную Раду уже очень скоро перестанут замечать.

Во-вторых, у подавляющего большинства депутатов просто отсутствует элементарный инстинкт политического самосохранения. Многие из этих людей и в самом деле никто. Да, можно предположить, что самые ушлые из них вовремя сообразят, что можно лоббировать чьи-то интересы, а не просто нажимать на кнопки по мановению руки Президента или спикера. Но никто никогда не поймет, что от их коллективной ответственности зависит будущее Украины. Потому что для них Украина – это Зеленский, которому они обязаны своим стремительным подъемом из никуда в никого. И, опять-таки, пародируя известную фразу российского спикера Вячеслава Володина о том, что если не будет Путина – не будет России, в нашем случае для этих людей крах Зеленского – это и их крах. Спасать им в случае такого краха будет нечего, они просто разбегутся. В Парламенте не будет ни кворума, ни возможности принимать решения, которым подчинится вся вертикаль власти.

Следовательно, любое новое массовое выступление против власти обречено превратиться из привычного нам восстания с политическим представительством оппозиции в Парламенте и переменой настроений большинства в революцию с формированием новых органов власти, приостановкой действия Конституции и переходом силовых структур под контроль этих новых органов.

Но не всех и не всюду. При этом мы не можем даже предположить, кто и где не признает эти новые органы, потому что не знаем, какие решения Зеленского могут привести к конфликту и кто будет в результате на стороне старой и новой власти. Мы не знаем, будет ли этот конфликт разделять украинцев по социальному или по региональному признакам. Уже сама логика развития событий и поведение Путина и Трампа может через несколько месяцев превратить Зеленского в нового Порошенко, "бескомпромиссность" которого будет возмущать Восток или – напротив – сделать мягкотелым соглашателем, против которого поднимутся западные и центральные области страны.

Продолжение – или даже радикальное ускорение – реформ – также может иметь свои отголоски в региональной плоскости, ожесточив так и не дождавшийся улучшения жизни Восток – но и не подарив Президенту Запад. А отказ от реформ может привести к экономическому краху, который также можно использовать в политических целях. Словом, куда не кинь – всюду клин. И ничего нового и неожиданного в этом нет. И ничего напрямую связанного с фигурой Зеленского тоже нет, понятно, что его дилетантизм может стать дополнительным триггером кризиса, но кризис все равно был бы – с Зеленским, Порошенко, Тимошенко. Да с кем угодно.

И тут нужно понять очень простую вещь. Весь смысл президентских и парламентских выборов 2019 года состоял – исторически – исключительно в том, чтобы украинцы избрали не слишком сильного в политическом смысле Президента, который не смог бы добиться парламентского большинства и для которого Верховная Рада была бы естественным ограничителем его власти. А в случае краха такого Президента смогла бы стать подушкой безопасности для страны.

Но победил не здравый смысл, а извечная тяга украинцев к поиску спасителя на час, помноженная на "совковость" большинства населения. И теперь власть Президента и его офиса ограничена только международным протекторатом над Украиной и клановыми разборками, и никакой подушки безопасности в виде Парламента больше нет.

А это означает, что вероятность большого социального конфликта или большого территориального раскола по осям Восток-Запад и Север-Юг в случае начала массовых выступлений граждан близка как никогда. Возможно, эти события в результате приведут к появлению уже реально жизнеспособного Украинского государства. Однако для современников они будут очень болезненными.

Букви

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


Під тиском багатотисячних протестів нам дійсно вдалося уникнути швидкої капітуляції, але загроза повзучої капітуляції, з далекосяжними для держави та нації наслідками, є цілком реальною.Зе суттєво ско...
Максим Мірошниченко

Рейтинг влади падає

Очевидно, що в найближчий час ми побачимо фрагментацію влади. Із занадто різних елементів вона складається. Ці різноманітні групи воюють одна із одною через оці телеграмні зливи та інсайди. Портнов лю...
Те, що два великих свята, Архістратига Михаїла і День гідності та свободи, Україна відзначає в один день, не випадковий збіг. Ці свята дещо схожі – і за смислом, і особистостями.Наші Герої, які...
Максим Мірошниченко

Про деолігархізацію

Як свідчать розмови суркова із бородаєм про ріната, заяви коломойського та й результати останніх, передостанніх...та в принципі будь-яких виборів, реальна модернізація України можлива лише після усуне...