App Store Google Play

Поки ти спав: у дніпровській галереї "Артсвіт" відкрилася виставка фотографії

30 Травня 14:00
Поки ти спав: у дніпровській галереї "Артсвіт" відкрилася виставка фотографії

Художник и фотограф родом из Макеевки Дмитрий Старусев рушит ваши представления о природе фотографии. Выставка его работ «Світло пекельного цвітіння» (Light hell blossom) открылась 17 мая в днепровской галерее «Артсвит».

Дмитрий Старусев родился в 1984 году в Макеевке, окончил Всероссийский государственный институт кинематографии (ВГИК) в 2012 году и Школу фотографии и мультимедиа имени Родченко в 2017 году (кафедра фото и мультимедиа, руководитель Сергей Братков).

Одной из первых серий фотографа была серия «Донбасс», в которой, как признается сам автор, практически не присутствуют люди. Эта серия — о увядающем пейзаже, который окружал Старусева в детские и юношеские годы. С каждой следующей серией фотографий, пейзаж все больше становился абстрактным и вскоре вовсе исчез. Как собственно, могут исчезнуть и сами снимки.

Фото: Арсен Дзодзаев

«По направлению к Свану»

«Light hell blossom» — это абстрактные, преимущественно монохромные «сырые» фотографии разных размеров, побуждающие человека осмыслить свои собственные чувства. Несмотря на вынесенное в заголовок название о свете и цветении, выставка действительно полна «черных мыслей». Мыслей о боли, смерти, глубокой депрессии, тленности бытия, увядании и загнивании. Все эти чувства, описанные в тексте к выставке, очевидно, побуждают зрителя думать о деструктивных процессах, о прошлом и будущем, об утраченном и приобретенном. В этом смысле, выставка очень кинематографична и литературна. Фотографии Старусева становятся чем-то вроде глав, как у Пруста, где каждая фотография — это отдельная глава, описывающая воспоминания и эмоции.

В условиях бесконечных информационных потоков, развивающихся технологий, тиражируемых фотоснимков, которые заполняют пространство в телефоне, компьютере и памяти человека, обращение к абстрактной аналоговой фотографии обретает форму политического жеста. Автор акцентирует внимание на уникальности момента и на уникальности каждого снимка.

Старусев предлагает вернуться к основам фотографии, к негативу, к «сырому» снимку, ручной печати. В практике художника фотографический отпечаток становятся невероятной ценностью, ведь он существует только в одном экземпляре и не может быть повторен, даже если для этого будут воссозданы идеальные условия.

В практике художника ручная печать становится чем-то вроде терапии, позволяющей осмыслить и пережить постоянные стрессы, переживания и воспоминания.

Цветение и выцветание

Фото: Арсен Дзодзаев

Выставка «Light hell blossom» расположена на двух этажах. Первое, с чем сталкивается зритель — огромный отпечаток на стене. Для того, чтобы его реализовать, художник превратил галерейное пространство в фотолабораторию, предварительно завесив окна галереи черными шторами. Старусев говорит, что процесс создания фотографии всегда непредсказуем и никогда нельзя проконтролировать полученный результат. Но в данном случае, «непредсказуемость» стала одним из самых ярких впечатлений на выставке: фактуру фотографии сформировали старые надписи на стене, которые «проявились» в ходе рабочего процесса. Кураторские тексты, которые ранее были напечатаны на этой стене, а позже закрашены белой краской в несколько слоев, «проступили» будто палимпсест. А слово «реальность», которое раньше относилось к выставке, проведенной год назад в «Артсвите», стало реальностью работы Старусева.

Этот снимок будет существовать ровно до конца выставки, позднее он, как и все предыдущие тексты на этой стене, будет уничтожен — закрашен белой краской. Правда, сам художник признается, что эта фотография на стене при солнечном свете сама может трансформироваться и исчезнуть, т. к. произойдет выцветание.

Эта одновременно хрупкая и монументальная работа размещена напротив другой фотографии — снимок, помещенный в раму весом в 300 килограмм, апеллирует уже к другой «реальности» — консервативной реальности музея, в которой каждой художественной работе отведено собственное место, часто ограниченное рамой. В таких условиях, фотография может существовать долгие годы, она может быть экспонирована в разных местах, может менять собственника и место хранения. Может менять и обрамление. Она будет обрастать многочисленными описаниями, объяснениями, но она не будет обладать этой хрупкостью и темпоральностью, которой обладает отпечаток на стене.

Во втором зале, расположенном на втором этаже, можно увидеть три больших фотографии на стене и восемь модулей, на которых размещены снимки. Эти модули напоминают своего рода гробы, а снимки, расположенные на них — плащаницы. На этих восьми кадрах проявлен цвет — розовый, зеленый, синий и коричневый, будто имена на надгробиях.

Если воспринимать выставку, кажется, что автор целенаправленно погружает себя во мрак и в пустоту. Небольшой след в памяти — все, что может остаться после.

Memento mori.

LB.UA

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


Рефлексії навколо "втрачених" Криму та Донбасу - це звичайні "фантомні" болі. Усім цим обмінам думок про людей чи територію ("як повернути", "коли", "на яких умовах", "ми не повернемо, бо") скоро випо...
Помилка московітських протестувальників - це упор на «мирний протест». Вони, скоріш за все, помилково сприймають наш Майдан, як мирний виступ.Так! У нас багато тринділи про те, що тільки м...
Юрій Фоменко

Промоушен

Один пан з нашого міста забрав літніх батьків ближче до себе. Була придбана і приведена до ладу дачна ділянка в садовім товаристві, де постійно проживало багато ровесників батьків. Реконструйований бу...
Ярема ГАЛАЙДА

Про емпатію

Зустрів товариша випадково на вулиці. Постарів. Добряче постарів. Геть сивий, обличчя у зморшках, але все такий же жилавий, по молодечому стрункий, вкритий мало не чорною, степовою засмагою. Старий, с...