App Store Google Play

Пароль: доктор Інна

05.04.2015 16:21
Пароль: доктор Інна

В зоне проведения антитеррористической операции бойцы называют ее просто — доктор Инна. Эти два слова стали паролем для очень многих солдат и офицеров. Узнав, что оба знают эту необыкновенную женщину, бойцы начинают брататься.

Недавно в штаб помощи раненым при областной больнице им. Мечникова приезжала российская журналистка. Она записывала интервью для блога «Украина—Россия. Груз 200». Девушка спросила у Инессы Шевченко, что будет, если в больницу попадут российские солдаты. Та ответила: «Мы будем лечить их точно так же, как своих. И возвращать матерям. Матери всего мира не рожают сыновей для того, чтобы их убивали и возвращали в гробах».

Раненых российских солдат в больницу им. Мечникова пока не привозили. Был 24-летний Артем из Алчевска, воевавший на стороне сепаратистов. Когда он только попал в больницу, сказал Инне шепотом: «Доктор, я вам дам мамин номер телефона. Прежде чем вы меня здесь убьете, можно мама приедет со мной попрощаться? Если вы будете у меня забирать почки, можно под наркозом?» Инесса называла его Темочка-сыночек. Парня лечили, кормили, одевали так же, как украинских солдат. Когда Артема переводили в 16-ю горбольницу, он взял Инну за руку и сказал: «Доктор, после войны я вас обязательно найду и приеду с цветами».

За спиной Беслан

Ее путь в медицину простым не назовешь. Девочка из семьи преподавателей окончила школу с серебряной медалью в 14 лет. Профессор Донецкого университета, доктор исторических наук Виктор Шевченко так хорошо подготовил дочь к школе, что несколько классов она прошла экстерном.

Инна мечтала поступить в медицинский, но без паспорта ее не принимали ни в один вуз СССР. Помог дядя, который в те годы был министром стройматериалов Украины. Девочку согласились принять в Днепропетровский инженерно-строительный институт. Через пять лет она закончила вуз с красным дипломом и вновь попыталась поступить в медицинский. Однако второе высшее образование по бюджету тогда было запрещено, а контракта в 1987 году еще не было. В девяностые, когда открылись первые платные специальности, заочно поступила в МГУ на двухгодичный юридический факультет для людей с высшим образованием. В 1994 году, будучи мамой двухлетней Леночки, она наконец поступила на лечебный факультет Днепропетровского медицинского института.

В течение двух лет Инесса Шевченко работала в международной правозащитной организации «Врачи без границ». Побывала во многих горячих точках по всему миру. «В 2004 году была в Беслане, когда там захватили школу во время праздничной линейки, — рассказывает она. – То, что происходило, и то, что показывали, – две большие разницы. Я уже тогда понимала, что этот страшный и жестокий террористический акт организовало правительство России. Видела застреленных в затылок детей. Темноволосые осетинские женщины за полчаса становились полностью седыми».

Доктор Инна не любит вспоминать те годы. После пережитого пришлось долго восстанавливаться. «Мне бы очень хотелось съездить в Осетию и посетить Город ангелов – кладбище, где они похоронены, — говорит Инна. – Но я понимаю, что не смогу туда поехать никогда».
В 2006-м Инессу Шевченко приняли уполномоченным представителем в международный комитет по защите прав человека, который со временем трансформировался в международную правозащитную организацию. Ей десятки раз доводилось проводить переговоры на различных уровнях – от бытового до международного. Один из последних случаев: в Украине похитили пятнадцатилетнюю азербайджанскую девочку. Ее вывезли в Краснодарский край, чтобы выдать замуж. Инессе удалось удачно провести переговоры и вернуть ребенка родителям.

Все разрушила медреформа

В 2007 году Инесса Шевченко создала в Подгороднянской больнице лучший в области дневной гинекологический стационар. Туда приезжали женщины со всего региона.

— Все беременные – мадонны, — говорит Инесса. – Создавала дневной стационар для них и бесплодных пар. Был почти стопроцентный результат получения детишек. Ведь у 80 процентов бесплодных пар нет медицинских проблем, в основном психологические или психосоматические.

Женщины приходили к доктору Инне, как домой. В дневном стационаре было комфортно. Оборудовали копию современного родильного зала для партнерских родов, организовали «Школу матери», собрали SSI_3634большую библиотеку с профильной литературой.

Все разрушила медицинская реформа. Подгородненскую больницу решили закрыть и создать на ее месте центр общей практики семейной медицины. Против закрытия гинекологического стационара восстали женщины. Они собрали сотни подписей, хотели обращаться к президенту. Несмотря на давление областного руководства, доктор Инна долго боролась, писала письма, статьи и отказывалась писать заявление на увольнение.

«В декабре 2011 года прямо на территории больницы на меня напали, стали душить и предупредили, что если не закрою рот, будет хуже, — рассказывает врач. – Потом мне приказали освободить отделение. Я вывезла свои вещи, но заявление не написала. Тогда состряпали липовое уголовное дело, в котором мне инкриминировали кражу имущества больницы. Предупредили, что закроют на 72 часа и за это время я подпишу все, что угодно».

Неоднократно намекали, чтобы она не рисковала своей дочерью. После двух серьезных разговоров в кабинете Гинзбург, бывшего директора департамента здравоохранения, доктор Инна подписала все, что требовали. И получила полставки врача-гинеколога в Днепропетровской районной центральной больнице. «Я дала себе слово, что как только дочь окончит университет, мы уедем из Днепропетровска, — говорит Инесса. – Нужно было, стиснув зубы, подождать два года». Летом прошлого года Елена окончила факультет систем и средств массовой коммуникации ДНУ. Но уезжать семья Шевченко никуда не собирается.

Завтра была война

С начала Евромайдана Инна еженедельно ездила в Киев на два дня – среду и четверг. «Приходилось делать все, — вспоминает она. – И шины таскать, и раны перевязывать, и медикаменты сортировать, и борщи варить, и психологом работать. Там все, как муравьи, делали одну работу и радовались этому».

9 мая прошлого года Инне позвонила из Львова Светлана, начмед Евромайдана: «К вам летят из Донецка четыре реанимобиля с четырьмя тяжелоранеными офицерами. Встречайте их на блокпосту в Павлограде и везите в больницу». Доктор Инна попросила о помощи подругу, которая за рулем. Рванули в Павлоград. По пути созванивались с руководством больницы им. Мечникова, чтобы там приняли тяжелораненых.
Инесса признается, что поначалу никто не осознавал, что началась война. Казалось, что это перестрелки. Понимание пришло позже, в июне.

«Мне позвонили и сказали, что в Амвросиевке находится Андрюша Дерило, взводный 93-й бригады, — рассказывает она. – Очень тяжелый. Его нужно оттуда забирать, а руководство больницы не отдает. Мне тогда удалось поднять вертолет нашего губернатора Игоря Коломойского и вылететь в Донецк. Вела переговоры, но Андрюшу так и не отдали. Отправили реанимобилем в Харьков, потом в Киев. 11 июня он там умер. Андрюша был первым погибшим из нашей области. Мы поехали в село Выдвиженец Новомосковского района его хоронить, увидели вдову и двух сирот. Я поняла, что это уже война».

Инессу Шевченко называют врачом—координатором по помощи раненым и военнослужащим. Она руководит штабом помощи раненым при ОКБ им. Мечникова на общественных началах. Десятки раз выезжала в зону АТО, попадала под обстрелы. А началось волонтерское движение со сбора постельного белья для раненых. Ездили с подругой по знакомым. Люди доставали из шкафов свои запасы и отдавали.

«В мае организовали штаб при больнице им. Мечникова, — рассказывает доктор Инна. – Облгосадминистрация нас поддержала, все-таки государственное учреждение. Наша цель – помочь врачам, чтобы они могли лечить раненых. Нужно купить медикаменты, материалы для протезирования, оборудование».

С начала антитеррористической операции удалось собрать более 30 миллионов гривен. Помогают люди со всей Украины. Кого-то находит Инесса, кто-то находит ее сам. Ведь слава о больнице им. Мечникова разнеслась очень быстро. Помогают, кто как может. И в снег, и в дождь с Красного Камня в штаб приезжает баба Катя. Везет голубцы, перец, вареники. Идет в палаты и кормит внучков.

Доктор Инна называет имена солдат и офицеров, рассказывает об их ранениях и врачах, которые оперировали. Десятки, сотни имен. Сейчас они все для нее родные люди. «Есть у меня крестник, — говорит она. – Димка Краслянский, боец 72-й Белоцерковской бригады. Поступил в больницу им. Мечникова 19 июня. Красавец с огромными голубыми глазами. Шансов ему не давали. 20-го числа я зашла в отделение политравмы, где он лежал в коме. «Зайка, если ты выживешь, у нас закончится война», — сказала я тогда». Гнойный менингоэнцефалит, гангрена оставшейся части ноги и сепсис — у 24-летнего парня были все эти страшные болезни одновременно.

Полтора месяца каждое утро доктор Инна заходила в отделение и боялась, что услышит о смерти Димы. Он выжил вопреки всем законам природы. Она вымолила жизнь этому парню и поэтому считает его своим крестником. «Иногда мне кажется, что я его заново родила», — признается Инна.

Сейчас Дима Краслянский проходит реабилитацию в Германии. Часто звонит и даже ругается со своей крестной, поучает ее. Димка выздоравливает. Значит, война скоро закончится.

Наше місто  

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


Всі ми у ці дні про щось мовчимо. Кожен про своє, але і усі про одне, спільне. Але треба не лише мовчати. Треба і нагадувати, згадувати, поширювати, тільки б усі довкола ніколи не забули. 21...
Особливості українізації в одному невеликому місті і його околицях. То є не філологія. То є психологія.) Група в соціальній мережі невеликого міста центральної України. Учасники місцеві російсько...
В 1816 році в Європі стався рік без літа. В червні-серпні в Нью-Йорку, Лондоні, Парижі, Берліні були морози, сніги, бурі та затяжні дощі. Кліматичну аномалію викликало виверження вулкану Тамбора в Інд...
У Дніпрі й на цілій Січеславщині розгортається велика драма маленької людини Коломойського.Щоби сформувати прозелену більшість і залишитися головою облради чи перескочити у крісло голови адміністрації...