App Store Google Play

Пароль: доктор Інна

05.04.2015 16:21
Пароль: доктор Інна

В зоне проведения антитеррористической операции бойцы называют ее просто — доктор Инна. Эти два слова стали паролем для очень многих солдат и офицеров. Узнав, что оба знают эту необыкновенную женщину, бойцы начинают брататься.

Недавно в штаб помощи раненым при областной больнице им. Мечникова приезжала российская журналистка. Она записывала интервью для блога «Украина—Россия. Груз 200». Девушка спросила у Инессы Шевченко, что будет, если в больницу попадут российские солдаты. Та ответила: «Мы будем лечить их точно так же, как своих. И возвращать матерям. Матери всего мира не рожают сыновей для того, чтобы их убивали и возвращали в гробах».

Раненых российских солдат в больницу им. Мечникова пока не привозили. Был 24-летний Артем из Алчевска, воевавший на стороне сепаратистов. Когда он только попал в больницу, сказал Инне шепотом: «Доктор, я вам дам мамин номер телефона. Прежде чем вы меня здесь убьете, можно мама приедет со мной попрощаться? Если вы будете у меня забирать почки, можно под наркозом?» Инесса называла его Темочка-сыночек. Парня лечили, кормили, одевали так же, как украинских солдат. Когда Артема переводили в 16-ю горбольницу, он взял Инну за руку и сказал: «Доктор, после войны я вас обязательно найду и приеду с цветами».

За спиной Беслан

Ее путь в медицину простым не назовешь. Девочка из семьи преподавателей окончила школу с серебряной медалью в 14 лет. Профессор Донецкого университета, доктор исторических наук Виктор Шевченко так хорошо подготовил дочь к школе, что несколько классов она прошла экстерном.

Инна мечтала поступить в медицинский, но без паспорта ее не принимали ни в один вуз СССР. Помог дядя, который в те годы был министром стройматериалов Украины. Девочку согласились принять в Днепропетровский инженерно-строительный институт. Через пять лет она закончила вуз с красным дипломом и вновь попыталась поступить в медицинский. Однако второе высшее образование по бюджету тогда было запрещено, а контракта в 1987 году еще не было. В девяностые, когда открылись первые платные специальности, заочно поступила в МГУ на двухгодичный юридический факультет для людей с высшим образованием. В 1994 году, будучи мамой двухлетней Леночки, она наконец поступила на лечебный факультет Днепропетровского медицинского института.

В течение двух лет Инесса Шевченко работала в международной правозащитной организации «Врачи без границ». Побывала во многих горячих точках по всему миру. «В 2004 году была в Беслане, когда там захватили школу во время праздничной линейки, — рассказывает она. – То, что происходило, и то, что показывали, – две большие разницы. Я уже тогда понимала, что этот страшный и жестокий террористический акт организовало правительство России. Видела застреленных в затылок детей. Темноволосые осетинские женщины за полчаса становились полностью седыми».

Доктор Инна не любит вспоминать те годы. После пережитого пришлось долго восстанавливаться. «Мне бы очень хотелось съездить в Осетию и посетить Город ангелов – кладбище, где они похоронены, — говорит Инна. – Но я понимаю, что не смогу туда поехать никогда».
В 2006-м Инессу Шевченко приняли уполномоченным представителем в международный комитет по защите прав человека, который со временем трансформировался в международную правозащитную организацию. Ей десятки раз доводилось проводить переговоры на различных уровнях – от бытового до международного. Один из последних случаев: в Украине похитили пятнадцатилетнюю азербайджанскую девочку. Ее вывезли в Краснодарский край, чтобы выдать замуж. Инессе удалось удачно провести переговоры и вернуть ребенка родителям.

Все разрушила медреформа

В 2007 году Инесса Шевченко создала в Подгороднянской больнице лучший в области дневной гинекологический стационар. Туда приезжали женщины со всего региона.

— Все беременные – мадонны, — говорит Инесса. – Создавала дневной стационар для них и бесплодных пар. Был почти стопроцентный результат получения детишек. Ведь у 80 процентов бесплодных пар нет медицинских проблем, в основном психологические или психосоматические.

Женщины приходили к доктору Инне, как домой. В дневном стационаре было комфортно. Оборудовали копию современного родильного зала для партнерских родов, организовали «Школу матери», собрали SSI_3634большую библиотеку с профильной литературой.

Все разрушила медицинская реформа. Подгородненскую больницу решили закрыть и создать на ее месте центр общей практики семейной медицины. Против закрытия гинекологического стационара восстали женщины. Они собрали сотни подписей, хотели обращаться к президенту. Несмотря на давление областного руководства, доктор Инна долго боролась, писала письма, статьи и отказывалась писать заявление на увольнение.

«В декабре 2011 года прямо на территории больницы на меня напали, стали душить и предупредили, что если не закрою рот, будет хуже, — рассказывает врач. – Потом мне приказали освободить отделение. Я вывезла свои вещи, но заявление не написала. Тогда состряпали липовое уголовное дело, в котором мне инкриминировали кражу имущества больницы. Предупредили, что закроют на 72 часа и за это время я подпишу все, что угодно».

Неоднократно намекали, чтобы она не рисковала своей дочерью. После двух серьезных разговоров в кабинете Гинзбург, бывшего директора департамента здравоохранения, доктор Инна подписала все, что требовали. И получила полставки врача-гинеколога в Днепропетровской районной центральной больнице. «Я дала себе слово, что как только дочь окончит университет, мы уедем из Днепропетровска, — говорит Инесса. – Нужно было, стиснув зубы, подождать два года». Летом прошлого года Елена окончила факультет систем и средств массовой коммуникации ДНУ. Но уезжать семья Шевченко никуда не собирается.

Завтра была война

С начала Евромайдана Инна еженедельно ездила в Киев на два дня – среду и четверг. «Приходилось делать все, — вспоминает она. – И шины таскать, и раны перевязывать, и медикаменты сортировать, и борщи варить, и психологом работать. Там все, как муравьи, делали одну работу и радовались этому».

9 мая прошлого года Инне позвонила из Львова Светлана, начмед Евромайдана: «К вам летят из Донецка четыре реанимобиля с четырьмя тяжелоранеными офицерами. Встречайте их на блокпосту в Павлограде и везите в больницу». Доктор Инна попросила о помощи подругу, которая за рулем. Рванули в Павлоград. По пути созванивались с руководством больницы им. Мечникова, чтобы там приняли тяжелораненых.
Инесса признается, что поначалу никто не осознавал, что началась война. Казалось, что это перестрелки. Понимание пришло позже, в июне.

«Мне позвонили и сказали, что в Амвросиевке находится Андрюша Дерило, взводный 93-й бригады, — рассказывает она. – Очень тяжелый. Его нужно оттуда забирать, а руководство больницы не отдает. Мне тогда удалось поднять вертолет нашего губернатора Игоря Коломойского и вылететь в Донецк. Вела переговоры, но Андрюшу так и не отдали. Отправили реанимобилем в Харьков, потом в Киев. 11 июня он там умер. Андрюша был первым погибшим из нашей области. Мы поехали в село Выдвиженец Новомосковского района его хоронить, увидели вдову и двух сирот. Я поняла, что это уже война».

Инессу Шевченко называют врачом—координатором по помощи раненым и военнослужащим. Она руководит штабом помощи раненым при ОКБ им. Мечникова на общественных началах. Десятки раз выезжала в зону АТО, попадала под обстрелы. А началось волонтерское движение со сбора постельного белья для раненых. Ездили с подругой по знакомым. Люди доставали из шкафов свои запасы и отдавали.

«В мае организовали штаб при больнице им. Мечникова, — рассказывает доктор Инна. – Облгосадминистрация нас поддержала, все-таки государственное учреждение. Наша цель – помочь врачам, чтобы они могли лечить раненых. Нужно купить медикаменты, материалы для протезирования, оборудование».

С начала антитеррористической операции удалось собрать более 30 миллионов гривен. Помогают люди со всей Украины. Кого-то находит Инесса, кто-то находит ее сам. Ведь слава о больнице им. Мечникова разнеслась очень быстро. Помогают, кто как может. И в снег, и в дождь с Красного Камня в штаб приезжает баба Катя. Везет голубцы, перец, вареники. Идет в палаты и кормит внучков.

Доктор Инна называет имена солдат и офицеров, рассказывает об их ранениях и врачах, которые оперировали. Десятки, сотни имен. Сейчас они все для нее родные люди. «Есть у меня крестник, — говорит она. – Димка Краслянский, боец 72-й Белоцерковской бригады. Поступил в больницу им. Мечникова 19 июня. Красавец с огромными голубыми глазами. Шансов ему не давали. 20-го числа я зашла в отделение политравмы, где он лежал в коме. «Зайка, если ты выживешь, у нас закончится война», — сказала я тогда». Гнойный менингоэнцефалит, гангрена оставшейся части ноги и сепсис — у 24-летнего парня были все эти страшные болезни одновременно.

Полтора месяца каждое утро доктор Инна заходила в отделение и боялась, что услышит о смерти Димы. Он выжил вопреки всем законам природы. Она вымолила жизнь этому парню и поэтому считает его своим крестником. «Иногда мне кажется, что я его заново родила», — признается Инна.

Сейчас Дима Краслянский проходит реабилитацию в Германии. Часто звонит и даже ругается со своей крестной, поучает ее. Димка выздоравливает. Значит, война скоро закончится.

Наше місто  

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


Відверто кажучи, давно втомився читати такі заголовки, як "Україні потрібен націоналізм!". "Націоналізм - саме те, що потрібно Україні". "Україні не вистачає націоналізму".Все це, звісно, прекрасно. І...
Під тиском багатотисячних протестів нам дійсно вдалося уникнути швидкої капітуляції, але загроза повзучої капітуляції, з далекосяжними для держави та нації наслідками, є цілком реальною.Зе суттєво ско...
Максим Мірошниченко

Рейтинг влади падає

Очевидно, що в найближчий час ми побачимо фрагментацію влади. Із занадто різних елементів вона складається. Ці різноманітні групи воюють одна із одною через оці телеграмні зливи та інсайди. Портнов лю...
Те, що два великих свята, Архістратига Михаїла і День гідності та свободи, Україна відзначає в один день, не випадковий збіг. Ці свята дещо схожі – і за смислом, і особистостями.Наші Герої, які...