App Store Google Play

Павелко: "Ми робимо все, щоб якомога більше людей лишились в опозиції"

22.10.2013 10:25
Павелко: "Ми робимо все, щоб якомога більше людей лишились в опозиції"

«Синдром молодого депутата»: гиперактивность умноженная на политический идеализм. Сей хворью часто страдают парламентские новобранцы, особенно - списочники. Характерный симптом: упорное нежелание понять разницу между политиком и народным депутатом.

Андрей Павелко данному синдрому тоже подвержен, но - в отличие от большинства своих молодых коллег - вполне это осознает, более того - выражает готовность совершенствовать, развивать качества, необходимые для того, чтобы подняться на ступень выше. Признается: учится - при поддержке педагогов - правильно говорить по-украински; доводит до ума английский и т.д.

Разговор Павелко с LB.ua состоялся накануне его исключения из фракции ОО. К утру из рядов «Батькивщины», за компанию с Павелко, изгнали и его тестя Леонида Сергиенко, который публичной позиции «несогласия», правда, не занимал, но накануне прилежно голосовал в унисон с регионалами.

Таким образом на два «свободных» штыка в Раде стало больше. Легко спрогнозировать, после одобрения законпроекта Макеенко, они оперативно организуются в «независимую группу». Как сложится дальнейшая - в рамках этой группы, да новосозданной партии «Демократы» судьба Павелко - зависит не только от его собственных усилий, но - первостепенно - морального выбора. Стать циничной «тушкой», зарабатывающей не выходя из-под купола или сохранить открытое добродушие, здоровую предприимчивость, которые есть в нем сегодня.

С.К. Итак, в полку «тушек» прибыло! Наши вам поздравления!

Я в синхронных голосованиях с Партией регионов замечен не был. Посмотрите для объективности данные системы Рада. Давайте не будем рассуждать в категориях: «белое»-«черное».

С.К. Cкажите, ваша нынешняя деятельность способствует укреплению оппозиционных рядов?

Арифметика простая: мы делаем все для того, чтобы как можно больше людей остались в оппозиционном лагере. Иначе многие «фронтовики» разойдутся по другим партийным «квартирам», так как не хотят входить в «Батькивщину».

Н.М. Объединение «Фронта» и «Батькивщины» формализовали еще 15 июня. Прошло почти три месяца и тут вы, ни с того, ни с сего, высказываете несогласие. Почему сейчас? И как вообще вы пришли к идее о необходимости создания новой партии на базе старой?

Начнем с начала. До 2009-го я политикой не занимался. Разве, на самом первичном уровне - работал в рамках Олимпийского комитета и Федерации футбола на территории нашей Днепропетровской области. Работал с молодыми лидерами, продвигал спортивные программы и т.д. Мне это нравилось.

В 2009-м я познакомился с Яценюком.

Н.М. При каких обстоятельствах?

У нас есть общий друг, он никакого отношения к политике не имеет. Он нас и познакомил.

С.К. Это был Коломойский? Вас называют его человеком?

Нет, это другой человек, а с Коломойским мы только немного знакомы по футбольной теме. Причем отношения у нас, именно из-за футбола, натянутые. Коломойский построил в нашем городе стадион, спортивную базу, академию, нельзя его за это не уважать, однако что касается видения будущего, подходов к работе, взгляды у нас разные. Это проявилось, в частности, когда встал вопрос о проведении в Днепре матчей Евро-2012. У него была одна позиция, у меня - другая, случился некий конфликт.

С.К. Смотрю на вас, слушаю и вспоминаю Святослава Олейника. Он говорил почти то же самое, слово в слово.

Олейник с Игорем Валериевичем в дружеских отношениях. Во время выборов мы с Олейником сошлись на одном поле (оба баллотировались в 2010-ом году в мэры Днепропетровска - ред.). «На выходе» он получил поддержку значительно меньшую, чем у нас.

Н.М. Давайте к Яценюку. Вы познакомились в 2009-м.

Да. И первое время отношения сложно было назвать простыми - слишком много вокруг каждого из нас существовало разнообразных домыслов, кривотолков. Однако, потом я взялся за организацию региональной организации «Фронта».

Собственно, выбора на тот момент особо не существовало: или Партия регионов, или «Батькивщина». Обе - партии постсоветского типа, где все строится на лидере. Мне такая партийная модель не нравится, да и европейским стандартам она явно не соответствует.

С.К. Каким было ваше первое впечатление об Арсении Петровиче? Постарайтесь вспомнить.

(после паузы) Первое впечатление: этот человек точно уверен, что станет президентом в 2010-м.

С.К. Однако! Сейчас эта уверенность, но уже применительно к 2015-му, осталась?

Да. Она и не исчезала никогда!

Причем, в 2009-м, перед выборами (первый тур состоялся 17 января 2010-го года, - ред.) окружение уверяло его в том, что победу он получит еще в первом туре, причем с колоссальным преимуществом.

С.К. «Окружение» - понятие растяжимое. Кто именно?

Андрей Иванчук, Андрей Пышный, Светлана Войцеховская.

С.К. Вы сказали, что строили «Фронт» в Днепре. Насколько я знаю, все, кто занимался облорганизациями, принимали обязательства их полного финансирования?

Свои деньги мы тратили на уровне областей: когда нужно, допустим, организовать транспорт для активистов - привезти на митинг. Или, там, листовки напечатать, по почтовым ящикам распространить. Агитационную кампанию организовать.

Финансирование кампании центрального уровня, всей штабной вертикали вел Киев, мы туда не вмешивались.

Н.М. Центральная и региональная вертикали все равно взаимодействовали.

В разгар кампании Арсений Петрович собрал в Киеве большое совещание: центральный штаб, областные, люди из Днепропетровска также приехали. Состоялся «разбор полетов»: методы работы, подходы, эффективность и т.д. Многие высказывались довольно критично, в том числе я. Яценюк тогда заявил, что постарается разобраться во всех спорных вопросах лично.

(после некоторой паузы) После этого я начал замечать, что Арсений Петрович старается прислушиваться к тому, что я говорю. Относиться с большим вниманием - так точно. Так постепенно мы начали все больше общаться по работе, а потом сдружились по-человечески.

Считаю, у нас с ним достаточно доверительные отношения, чтобы откровенно выражать друг-другу свое мнение по разным вопросам.

Мы с первого дня вместе строили эту партию и поэтому я считаю себя вправе анализировать ситуацию во «Фронте».

Н.М. Почему же не использовали - в хорошем смысле - эти свои доверительные отношения с Яценюком, дабы уладить конфликт в партии на первых порах?

Из-за этого и появилось открытое письмо. Крик души, можно сказать...

С.К. Поздновато вы закричали. Четыре месяца прошло

Самое ценное, что приобрел за эти годы в политике: люди, команда. Вы знаете: я занимался в партии также молодежной организацией. Ребята собрались отличные: полные энергии, целеустремленные. И сейчас, когда все это происходит, мне звонят из регионов молодые лидеры, депутаты и жалуются: строили команду для других целей - изменить будущее.

Н.М. Это стало стимулом для создания новой партии?

Да, это действительно так. Я об ни раз обсуждал это с Арсением Петровичем, в том числе, в кулуарах Верховной Рады.

Перед началом парламентской кампании, Арсений Петрович говорил на съезде: «Нас восемь оппозиционных партий, и все мы идем на выборы, чтобы потом объединиться в парламенте».

Н.М. Списочники фронта формально все равно от «Батькивщины» баллотировались.

Да, но мы тогда приостанавливали членство в партии, а не выходили из нее. Я вообще избирался как безпартийный. Как и представители Народного Руха, Партии Реформы и порядок, За Украину...

...Итак, мы прошли этап избирательной кампании. А после начались какие-то странные процессы, переговоры, к участию в которых нас уже не привлекали, Арсений Петрович занимался всем сам. И вот в какой-то момент он нас собирает и объявляет: ФЗ ликвидируется, а мы все вступаем в «Батькивщину». Естественно, партийцы новость восприняли неоднозначно, начались споры, обсуждения. Так что информация, которую в тот вечер выдала пресс-служба, мол, весь актив партии единогласно поддержал присоединение к «Батькивщине», не соответствует действительности. Потом пошли сообщения, что Зубко и Полочанинов вступили в «Батькивщину», потом оказалось, что это неправда. То есть, информационный прессинг тоже присутствовал.

По факту четыре областные парторганизации «Фронта» не поддержали ликвидацию партии - Запорожская, Днепропетровская, Киевская и Винницкая.

С.К. Может, вы просто хотели возглавить «Батькивщину» в Днепропетровске, вместо Ульяхиной, а? Многие именно так вашу активность поясняли.

Арсений Петрович прямо мне говорил, буквально с первого дня, что такая перспектива реальна. В то же время, мои попытки поговорить о принципах, на которых строится ФЗ, не находили у него поддержки.

С.К. Говорил, что при слиянии партий вы можете претендовать на место Ульяхиной?!

Да. Но я для себя подобную возможность изначально отвергал. Просто потому, что не имею на это морального права.

С.К. Но амбиции-то у вас есть. Причем немалые, судя по всему. Какую последующую тогда роль вы видели для себя?

Работу в Верховной Раде. Кроме того, в последнее время, одной из моих задач по партийной линии было обеспечение безболезненного объединения «Фронта» и «Батькивщины». Обратите внимание: на вверенной мне территории не вспыхнуло ни одного конфликта. Я собирал людей, максимум - человек до двадцати, чтоб комфортно было бы разговаривать - мы общались, обсуждали ситуацию. Я старался объяснить: сейчас ответственный момент, принято такое-то решение и т.д. Но аргументы эти, признаться, воспринимались плохо. Более того, именно в ходе таких вот обсуждений и родилась идея относительно создания новой партии.

Н.М. Все же. Какую глобальную цель вы ставите лично для себя? Прежде всего в политике.

Поменять страну. Мы же идем в ЕС! С чем мы придем в Европу, что хотим позаимствовать, а что сможем привнести?...

С.К. Ясно. Синдром молодого депутата это называется. Меняем тему.

Н.М. Простой, но важный вопрос. Кто подписанты скандального письма к Яценюку. Вы - понятно. Кто еще?

Арсению Петровичу я все это обстоятельно докладывал. Помню наши длинные тематические разговоры в марте, в апреле. Я говорил, что мы теряем людей, стремительно теряем поддержку.

С.К. А он что?

Где-то соглашался, где-то - нет. Мол, выживает сильнейший, кто не с нами - до свидания. Пусть люди сами определяются - либо вливаются в «Батькивщину» и доказывают, что они сильнейшие, либо отходят.

Но у меня иная логика. Разменивать сплоченную, закаленную команду попросту неразумно. Я видел, что мы теряем ярких личностей, которые ни при каких условиях не войдут в «Батькивщину». Необходимо дать людям формулу того, как они могут остаться в политике, расти, развиваться дальше. Более того, сейчас я говорю уже не только о «фронтовиках».

С.К. Это была пятиминутка рекламы вашей новой партии. Теперь - по сути. Спрашиваем опять: почему вы так долго тянули с демаршем?

Потому что до последнего надеялся на понимание со стороны Арсения Петровича. Заметьте, из всех восьми партий, влившихся в «Батькивщину», только «Фронт» принял решение о ликвидации. Я пытался объяснить ему, что эту нашу площадку надо сохранить. Почему он не услышал? Видимо, опасался, что это будет воспринято коллегами как «план Б», «запасной аэродром».

Н.М. Какой была реакция Яценюка на письмо?

Никакой. Даже звонка не последовало.

Н.М. Других коллег? Вы же в кулуары Рады выходили.

Тоже никакой. Как будто ничего не произошло.

Н.М. Когда в последний раз вы встречались с Арсением Петровичем лично?

В июле. Потом завертелось: отпуска, начало сессии парламентской...

С.К. Мы так и не поняли кто, кроме вас, письмо-то подписал.

Владимир Полочанинов.

С.К. А ваш тесть Леонид Сергиенко? Денис Дзензерский, остальные?

Каждый должен для себя решение принять сам. Мы по-разному голосовали в парламенте и у нас разное видение ситуации. «Разговоры на кухне», так сказать - одно, выступить публично - совсем иное. Я не хочу публично называть фамилии людей, которые нам симпатизируют, подставляя их, тем самым, под удары.

В любом случае, когда было решено, что оппозиционно настроенным демократам в Днепропетровской области нужно создать платформу для сохранения и развития, мой друг и коллега Глеб Прыгунов (депутат Днепропетровского облсовета, - ред.) подал идею: попробовать договориться с какой-нибудь из демократических партий, уже прекративших свою реальную деятельность, чтобы они передали нам весь пакет партийных документов.

Так и поступили.

С.К. Почем вам пакет документов обошелся?

Ни копейки не заплатил!

С.К. Не верою. Торговля партиями - дело весьма прибыльное.

Я говорю правду, действительно не платил ничего. Кстати, юридический адрес партии «Демократы» - в Днепропетровске. Вообще изначально я думал, мы за пределы Днепропетровска и области не выйдем, но вот сейчас звонят, пишут очень много людей из разных регионов, которые тоже хотят присоединиться.

С.К. Принимая решение о слиянии партий, на ваш взгляд, Арсений Петрович понимал, что он будет единым кандидатом от объединенной оппозиции?

Он был уверен в этом, конечно.

С.К. Можно ли сказать, что он слил партию взамен на гарантию выдвижения себя кандидатом в президенты?

Не хочу кого-то оскорбить и сказать, что это была единственная цель.

Н.М. Юридически вы свою партию «Демократы» когда оформили?

В сентябре.

С.К. Кому она принадлежала раньше?

Если партия реальна, наполнена командой, активной деятельностью - такая партия не может кому-то принадлежать. Таким был и есть наш «Фронт змин». Ошибка Яценюка, других лидеров, состоит как раз в том, что они рассматривали партию как собственность.

Поскольку юридически «Фронт змин» теперь ликвидирован - мы вынуждены искать другую юридическую оболочку для продолжения деятельности команды. Раньше наша нынешняя партия называлась - Партия национально-экономического развития Украины, сейчас рабочее название «Демократы». Но окончательно с названием, как и с программной платформой, определится съезд.

Как уже говорил, сперва я думал ограничиться только Днепропетровском, но теперь, когда «пошла волна» и очевидно стало, что многие хотят присоединиться, мы - посоветовавшись с Полочаниновым - решили проехать по Украине. Проехать, пообщаться с молодыми лидерами, услышать их мысли, оценки, обсудить возможное сотрудничество.

Н.М. Какова конечная цель турне?

Истинна рождается в споре. Только постоянно обсуждая, проговаривая принципы работы партии нового типа мы сможем сделать ее успешной.

С.К. Пардон, а чем вы отличаетесь от Юрия Луценко? Он говорит и делает то же, только к нему доверия как-то больше.

Я с большим уважением отношусь Юрию Витальевичу и считаю, что он делает много правильных вещей.

С.К. Так почему бы не присоединиться? Или с собственной партией присоединяться выгоднее?

Может, когда-то это случится. Но он сейчас создает Третью республику, а я начал с того, чтоб сохранить сплоченную команду.

Мы становимся на землю и работаем с людьми. Первая наша цель - поддержать в 2015 году единого кандидата с наибольшим рейтингом от оппозиции.

Н.М. В первом или втором туре?

В первом.

По завершении кампании 2015-го сразу начнется кампания по местным выборам. Она и есть нашей главной целью, мы должны хорошо подготовиться. Далее - 2017-й и парламентские выборы.

С.К. Вы любите повторять, что не пропустили в Харькове почти ни одного суда по Юлии Тимошенко и возите туда сторонников ЮВТ. То есть, экс-премьера искренне поддерживаете. Поясните, почему, в таком случае, поняв, что Яценюк вас не слышит, а гробит не только собственную партию, но все оппозиционное дело, вы не попробовали написать Юлии Владимировне письмо? Как минимум - спросить совет.

У меня не было такой возможности. Хотя, если бы была, я бы, конечно, ей воспользовался. Думаю, Юлия Владимировна поддержала бы меня в том, что численность сторонников оппозиции необходимо приумножать, а не терять.

С.К. Значит, так хотели, раз не связались.

Н.М. Вас регионалы в свою веру перевербовать уже пытались?

Нет. Более того, у меня много личных коммуникаций с представителями самых разных партий и никто с такими предложениями не выходил.

С.К. Логично, зачем вам в партию, если - с подачи регионала Макеенко - скоро будет проголосован законопроект, позволяющий образовывать депгруппы в 14-15 человек и более.

Эту инициативу считаю правильной. Внефракционные должны иметь возможность объединяться, иметь представительство на согласительном совете и т.д. Они представляют интересы избирателей так же, как и другие депутаты во фракциях. Иное дело: страх лидеров фракций, что от них может кто-то уйти.

Буду ли я голосовать за группы? Посмотрим, какое решение примет фракция, мое будет таким же (интервью записывалось накануне вечером исключения Павелко из фракции ОО, - ред.).

С.К. Как думаете, Арсений Петрович сейчас искренне поддерживает Юлию Владимировну?

Я промолчу. Мне кажется, все, что происходит, - это неправильно, по-человечески неправильно.

Н.М. То есть?

Ограничимся тем, что я сказал.

С.К. Каковы шансы Яценюка на 2015 год по-вашему?

Арсений Петрович - действительно талантливый человек, блестящий оратор с сильным, ярким умом. Но он стартовал очень стремительно и я бы посоветовал ему больше внимания уделять «полю», взять какой-то проект буквально «с земли», реализовать его «с нуля». Так он докажет, что он еще и менеджер, что он точно лучший. А то эти образы мачо, нарисованные ему технологами....

Н.М. Американскими, верно? Пару месяцев они уже с ним.

Не знаю, не в курсе. Думаю, все-таки наши, украинские. Не ведь тут же вопрос не только технологов, того или иного образа, но и внутреннего самоощущения, оценки человека.

LB.ua

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


Рефлексії навколо "втрачених" Криму та Донбасу - це звичайні "фантомні" болі. Усім цим обмінам думок про людей чи територію ("як повернути", "коли", "на яких умовах", "ми не повернемо, бо") скоро випо...
Помилка московітських протестувальників - це упор на «мирний протест». Вони, скоріш за все, помилково сприймають наш Майдан, як мирний виступ.Так! У нас багато тринділи про те, що тільки м...
Юрій Фоменко

Промоушен

Один пан з нашого міста забрав літніх батьків ближче до себе. Була придбана і приведена до ладу дачна ділянка в садовім товаристві, де постійно проживало багато ровесників батьків. Реконструйований бу...
Ярема ГАЛАЙДА

Про емпатію

Зустрів товариша випадково на вулиці. Постарів. Добряче постарів. Геть сивий, обличчя у зморшках, але все такий же жилавий, по молодечому стрункий, вкритий мало не чорною, степовою засмагою. Старий, с...