App Store Google Play

«Справа терористів» усе більше нагадує фарс

14.01.2013 09:48
На последнем судебном заседании по делу о терактах (11 января - ред.) должна была приоткрыться завеса: «главный подсудимый» Виктор Сукачев мог начать давать свои пояснения суду. Уже не находясь под давлением следователей, Сукачев наконец-то может начать говорить всю правду.

Фальсификации

Ключевой «террорист» Сукачев - каким его сделало обвинение - начал с двух ходатайств о возвращении дела на дополнительное расследование. В первом он указал, что единоверными и полностью достоверными следствие признало показания Виталия Федоряка, и это весьма любопытно ведь:

•·                     Федоряк - единственный, кому обвинение соблаговолило учесть в смягчающие обстоятельства сотрудничество со следствием. К примеру, таких привилегии не получил Дмитрий Рева, который с самого начала давал правдивые показания, подтвержденные в ходе следствия, и ни разу их не менял. То есть не считается содействием правда, которая не устраивает следователей?

•·                     Как подметил Сукачев (и не мог не заметить любой, кто знакомился с материалами дела), показания Федоряка противоречат друг другу и материалам дела.

•·                     После задержания 31 мая 2012 года во время переведения в изолятор, медэкспертиза установила на теле - Федоряка легкие телесные повреждения. Этот факт заставляет задуматься как, Федоряк стал на путь активного сотрудничества со следствием...

Следующее ходатайство указывало на иные противоречия обвинения. Как выразился Сукачев, обвинение нарушает законы физики. Согласно тем фактам, которые изложены в обвинении, Федоряк и Сукачев смогли добраться из Днепропетровска до Запорожья за 14 минут, а Рева не только находился одновременно в двух разных местах, но и смог двигаться одновременно в двух разных направлениях.

Но даже «полностью достоверные» показания Федоряка не указывают на причастность к терактам Дмитрия Ревы. Они попросту не знали друг друга - так о каком пособничестве идет речь? Зато показания Сукачева, который говорит, что Рева к преступлениям не причастен, следствие, не руководствуясь ни единым фактом, лишь по собственным догадкам, считает ложными.

Показания по принуждению

Виктор Сукачев, ссылаясь на нормы УПК, воспользовался правом давать свои показания в любой момент судебного следствия, и заявил, что хочет дать показания после всех подсудимых, пострадавших и свидетелей. Он считает это превентивной мерой, чтоб следствие не «воздействовало» на свидетелей. Важно, что при этом он подчеркнул: «Я ни в коем случае не отказываюсь давать показания, просто дам их позже».

В этот момент обвинение и суд показали своё истинное лицо и компетентность. Вместо того, чтобы не затягивать процесс и не превращать заседание в цирк, а начать опрашивать других подсудимых, судья Игнатенко выразила желание начать оглашение показаний подсудимого Сукачева из материалов дела. Предварительно получив одобрительный кивок головой от прокурора Гладкого, а не посовещавшись с судьями из коллегии, как положено бы.

Тут же подскочил прокурор Дахно и заявил ходатайство, с аналогичной просьбой. К слову, ходатайства должны разрешаться в заседании - обязательно опрашивается мнение адвокатов, защитников и подсудимых. Суд счел это лишней формальностью (зачем же тратить время, коль и так всё решено) и фактически занял единую с прокуратурой позицию, даже не поинтересовавшись позицией защиты.

Когда адвокаты высказали желание заявить ходатайства суд их просто проигнорировал, пренебрежительно прокомментировав: «Сядьте, заявите вы свои ходатайства». Когда - тоже вопрос риторический.

Сукачев апеллировал к статье 301 УПК, в которой указаны только три четкие причины, которые позволяют судье оглашать показания подсудимого:

•·                     при наличии противоречий в показаниях подсудимого данных на досудебном следствии и в суде;

•·                     при отказе подсудимого давать показания на судебном следствии;

•·                     в отсутствие подсудимого в судебном заседании.

Очевидно, что ни одна из этих причин не может быть применена: Сукачев не давал показаний в суде, поэтому они не могут противоречить записанным в протоколах допросов. Он не отказался от дачи показаний, что неоднократно повторил. Он присутствовал в зале суда.

Зачитанный протокол первого допроса Виктора Сукачева подтверждает заявления адвокатов о том, что Виктор в числе лиц, непричастных к терактам называл и Дмитрия Реву. Но обвинение закрывает глаза не только на это, но и на закон.

Прокурор, забыв, что такое совесть и честь, убеждает, что УПК позволяет судье зачитывать иски потерпевших. Затем он заявит, что судья имела полное право зачитать показания Сукачева. Что же дальше? Ему запретят давать показания, ссылаясь на то, что они уже зачитаны, попирая его право давать показания в любой момент судебного следствия?

Очевидно, что такое абсурдное оглашение показаний Сукачева, записанных в протоколах следствия, дает прокуратуре возможность и дальше продолжать манипулировать фактами и пренебрегать законом.

Следующее заседание по делу состоится 15 января в 10:30.

4Reva

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


Андрій ДЕНИСЕНКО

Розрита могила

У Новоолександрівці під Дніпром - нова ілюстрація до відомого Шевченкового віршу. Під виглядом і прикриттям археологічного дослідження по варварськи знищено 5-тисячолітній курган. Усі розкоп...
Всі ми у ці дні про щось мовчимо. Кожен про своє, але і усі про одне, спільне. Але треба не лише мовчати. Треба і нагадувати, згадувати, поширювати, тільки б усі довкола ніколи не забули. 21...
Особливості українізації в одному невеликому місті і його околицях. То є не філологія. То є психологія.) Група в соціальній мережі невеликого міста центральної України. Учасники місцеві російсько...
В 1816 році в Європі стався рік без літа. В червні-серпні в Нью-Йорку, Лондоні, Парижі, Берліні були морози, сніги, бурі та затяжні дощі. Кліматичну аномалію викликало виверження вулкану Тамбора в Інд...