App Store Google Play

Андрій Портнов: "Групи Портнова не існує в природі"

16.07.2009 14:52

Андрей Владимирович, насколько сейчас это выглядит из СМИ, БЮТ, который в преддверии президентских выборов должен был бы быть единой монолитной командой, если не трещит по швам, то очень близок к этому. Между группами влияния, к которым зачисляют и «группу юристов» Андрея Портнова, постоянно происходят какие-то трения. Насколько верными являются такие наблюдения?

Во-первых, я считаю, что слухи о том, что происходит в Блоке Юлии Тимошенко, значительно преувеличены. Во-вторых, хочу вас уверить, что никакой группы Портнова, равно как и входящих в нее депутатов, просто не существует в природе. Это - плод фантазии отдельных наших оппонентов и журналистов. О неких группах внутри БЮТ говорят либо незарегистрированные интернет-ресурсы, либо неизвестные журналисты со ссылкой на источники, пожелавшие остаться неназванными.

Реагировать на эти никем не подтвержденные слухи я, например, считаю для себя нецелесообразным. Более того, я ловлю себя на том, что иногда некоторые статьи про себя не дочитываю до конца - просто неинтересно. То есть для меня такой проблемы не существует.

Что касается юристов. Между сферами ответственности бютовских юристов есть четкие разграничения. Они никак не пересекаются, и поэтому нет никакого смысла никому ни с кем воевать. Андрей Портнов не является самым главным юристом в БЮТ, как это подают некоторые СМИ. Андрей Портнов занимается некоторыми вопросами, связанными с конституционным правосудием, избирательным процессом, судоустройством, законодательным обеспечением поручений лидера блока в части законопроектов, имеющих политическую и правовую основу, судебно-юридическим обеспечением текущих проблем Блока Юлии Тимошенко, а также юридической защитой от недобросовестных действий оппонентов, действующих против лидера БЮТ, против БЮТ или против отдельных депутатов блока, которые обращаются за юридической помощью.

Другие юристы в блоке ведут целый ряд других направлений. Это международное право, в котором Андрей Портнов, к сожалению, менее компетентен, чем другие юристы. Это, кроме того, вопросы, связанные с юридическим обеспечением структур, владельцем которых является государство, с конфликтными ситуациями, в которых одной стороной является государство в лице правительства. Такими вопросами занимается Министерство юстиции, в котором за это отвечает Евгений Владимирович Корнейчук. Насколько эффективно каждый из юристов справляется со своей задачей, может в объективных или субъективных красках оценить внешняя среда: премьер-министр, которая дает нам поручения, депутаты нашего блока, журналисты, юристы на рынке.

Конечно же, я как человек, занимающийся правовыми проблемами, ответственно отношусь к вопросам авторитета и репутации БЮТ. Именно в связи с этим между нашими юристами могут возникать некоторые трения, но они носят сугубо профессиональный характер. Что додумывают по этому поводу наши оппоненты, конечно, важно, но не настолько, чтобы я должен был по этому поводу беспокоиться.

В то же время о наличии серьезных разногласий в БЮТ может свидетельствовать фраза из вашего апрельского интервью «Зеркалу недели»: «Не могу не замечать огромную интеллектуальную пропасть между лидером блока и частью его политической команды...»

В полном объеме подтверждаю вышесказанное. Я вам даже хочу сказать, что у каждого лидера блока или парламентской фракции есть огромная пропасть между ним и его политической командой, и наша команда в этом отношении - не исключение. Если проанализировать законотворческую активность депутатов, то окажется, что многие из них за время пребывания в ВР не подали ни одного законопроекта. Поэтому я считаю, что между такими депутатами и руководством блока лежит огромная политическая пропасть. И если они не используют свои законодательные возможности и не проявляют инициативу, они не должны быть депутатами. Кроме того, я считаю, что огромная интеллектуальная пропасть есть между некоторыми людьми, профессионально занимающимися политической работой, и партийными работниками, которые, к сожалению, не всегда государственные интересы ставят впереди своих личных. Вот что имеется в виду.

В любом случае, вас не тревожит, что на протяжении последнего времени, в преддверии президентской кампании, количество если не скандалов, то трений, попадающих из внутрифракционной среды в СМИ, выше обычного? Вспомним, в 2004 году «Наша Украина» тоже была немаленькой фракцией, но она действительно создавала впечатление единой команды. Условно говоря, Тарасюк там не спорил с Костенко, а Порошенко не «подсиживал» Мартыненко. У БЮТ же сейчас все выглядит несколько иначе. Вы сейчас действительно одна команда?

Трения возникают в любом коллективе, будь это воинская часть, где в казарме живет сто двадцать солдат в составе армейской роты, или группа детей в школе, - так же живет и политическая сила. Я хочу сказать, что любой коллектив подвержен трениям, потому что это - природа человеческих взаимоотношений. И если трения и возникают, то они все равно позже заканчиваются каким-то улаживанием отношений. Ведь даже у меня много раз так было в жизни, что люди, с которыми ты начинаешь свои взаимоотношения с конфликта, становятся лучшими друзьями. А друзья, которым ты доверяешь, с которыми начинаешь открытые отношения, превращаются в оппонентов.

То есть если члены УСДП, грубо говоря, говорят о том, что вы избраны членом Высшего совета юстиции нелегитимным способом, то это значит, что вы когда-нибудь станете лучшими друзьями?

Со многими членами УСДП я нахожусь в хороших дружеских отношениях.

А что касается избрания меня в Высший совет юстиции, то есть такая поговорка: «Собака лает, а караван идет». Так вот, когда у кого-то появится реальная возможность юридически доказать нелегитимность избрания трех новых членов Высшего совета юстиции, тогда и будем об этом говорить.

В то же время в этом вопросе меня беспокоят попытки взять под контроль Высший совет юстиции при помощи непроцессуального влияния, которое координируется, как мне кажется, из Верховного Суда Украины. В том числе, это подтверждается и непонятной ревностью по поводу избрания Портнова, Кивалова и Шаповала в Высший совет юстиции. Ведь нас избрал не парламент, не Президент, не какие-либо политические структуры, нас избрал съезд юридических вузов и научных учреждений страны, представленный самыми уважаемыми ректорами и деканами юридических вузов и факультетов, учеными, профессорами, докторами наук и академиками из всех двадцати семи областей Украины. И мне не понятно, почему этот орган научного самоуправления кто-то пытается взять под контроль, чтобы усилить свою квоту в Высшем совете юстиции.

Почему вы считаете, что эти действия координируются именно из Верховного Суда?

Это подтверждается последними тремя или четырьмя заседаниями Высшего совета юстиции, на которые, срывая кворум, не явились все представители судейской системы. Этот факт является юридически зафиксированным и, если окажется, что члены Высшего совета юстиции делают это без уважительной причины, может рассматриваться как нарушение присяги членами ВСЮ.

А зачем это Василию Онопенко?

Это вопрос к Василию Васильевичу.

Прокомментируйте слухи о том, что вы тем или иным образом причастны к обыску в кабинете у Евгения Корнейчука. Что вы вообще думаете об этой ситуации?

Без комментариев.

Говорят, что природа ваших не самых дружеских отношений с Евгением Корнейчуком лежит в контракте на юридическое обеспечение НАК «Нефтегаз Украины». Якобы некая фирма, с которой связывают вас, тоже претендовала на этот контракт, и то, что он достался фирме «Магистр и партнеры», с которой связывают Евгения Корнейчука, заставило вас более ревностно относиться к этой ситуации...

Мне в этой ситуации все равно, какие контракты есть у компании «Магистр и партнеры». Это одна из крупнейших компаний в Украине, и она заслуживает того, чтобы иметь контракты. Что касается Андрея Портнова и группы адвокатов, которых с ним связывают, то они никогда не претендовали на контракты, связанные с бюджетными или государственными организациями.

В случае, если вас заинтересует подтверждение озвученной мною информации, я состыкую вас с адвокатами, и они предоставят вам всю контрактную базу. Это - принцип Андрея Портнова: для того, чтобы не попасть на страницы газет и журналов, чтобы не подставить свою политическую силу и премьер-министра, не нужно соединять государственную службу с частным бизнесом.

А если у кого-то совести нет, и кто-то считает иначе, то время расставит все по своим местам. Претендовать на какой-то контракт для того, чтобы в краткосрочной перспективе что-то выиграть и поставить на себе клеймо, - эта не та стратегия, которую я перед собой ставлю.

Известно, что на заседании фракции БЮТ 9 июля возникла дискуссия вокруг персоны Сергея Буряка. Как понимать ситуацию, когда одна часть фракции выступает чуть не за подачу премьеру представления с просьбой снять главу Государственной налоговой администрации, а другая его защищает?

В соответствии с законом, главу Государственной налоговой администрации назначает Кабинет Министров по представлению премьер-министра. Поэтому любые действия депутатов, как бы они ни кучковались - группами, стаями, фракциями или другими образованиями - никоим образом не влияют на работу руководства центральных органов исполнительной власти.

Что касается отдельных точек зрения депутатов, то они высказываются, но это не имеет совершенно никакого значения для принятия премьером кадровых решений. Я вообще не считаю эту ситуацию конфликтом и проблемой. Если бы фракция БЮТ относилась к этому серьезно, она бы не собиралась для обсуждения этого вопроса в таком большом зале в помещении Верховной Рады, откуда абсолютно точно информация выйдет наружу.

«Почему-то есть такое мнение, что крупные политические силы должны обязательно пытаться фальсифицировать президентские выборы»

Президент на днях в который раз повторил, что разработанным при вашем участии законопроектом о выборах Президента навязывается диктатура, что он является угрозой демократии...

Конечно, нашим законопроектом навязывается диктатура. Чем же еще мы можем прославиться с уважаемыми соавторами Лавриновичем, Лукаш и Зварычем, кроме, как установлением диктатуры?

Разработка данного законопроекта - это личная инициатива четырех его соавторов или вы получили некую санкцию, поручение от лидеров ваших политических сил на совместную работу с тем, чтобы потом собрать в поддержку этого проекта более трехсот голосов?

Для продвижения такого законопроекта совершенно не нужно ожидать поручения лидеров политических сил. Мысль о необходимости изменения этого закона одновременно должна прийти в голову всем 450 народным депутатам, которые хоть как-то для себя подсчитали, что скоро начинается избирательная кампания.

Едва ли не главная претензия к этому проекту - это способ формирования избирательных комиссий, в котором первую скрипку играют парламентские фракции. Тем самым от избирательного процесса, по сути, отрезаются те кандидаты, у которых нет своего представительства в парламенте...

Я могу высказать свое личное мнение. Вообще-то, я согласен с двумя подходами: и с формированием избирательных комиссий только кандидатами, и с формированием комиссий частично депутатскими фракциями, а частично кандидатами. Просто почему-то есть такое мнение, что крупные политические силы должны обязательно пытаться фальсифицировать президентские выборы...

Но ведь в чем состоит основная проблема? Если мы не поднимаем сумму залога для участия в выборах с 500 тысяч гривень, то мы понимаем, что под такую сумму могут зарегистрироваться около сотни кандидатов. А если мы для ста кандидатов сделаем по сто членов участковых избирательных комиссий, то у нас половина населения будет избирать кого-то, а другая половина будет работать на избирательных участках. В связи с этим, нужно найти баланс между народным творчеством, которое предлагают некоторые субъекты законодательной инициативы, и реальной работой, которую должны будут осуществлять члены избирательных комиссий.

А теперь представьте себе, что каждой политической силе нужно представить для работы в избиркомах тридцать пять тысяч человек. Что, это все неподкупные люди? Если их выдвинул БЮТ, то что, их не сможет перекупить, к примеру, кандидат Иванов, который будет баллотироваться с большими деньгами?

Поэтому я считаю, что наш проект закона о выборах президента - это просто выгодная политическая почва для критики со стороны некоторых кандидатов в президенты. Хотя, в принципе, я думаю, что во время рассмотрения этого законопроекта во втором чтении мы можем согласиться с некоторыми кандидатами в президенты и рассмотреть вопрос о формировании избирательных комиссий кандидатами.

Если нынешний закон о выборах останется в силе, это трагедия или с ним можно жить?

Нынешний закон, в принципе, позволяет провести выборы, но делает возможным их фальсификацию при помощи открепительных талонов, подписных листов, голосования на дому, создания избирательных участков, формирования комиссий, обжалования результатов выборов в судебном порядке... Имеется целый ряд вопросов.

Президент уже сказал, что в случае принятия этого закона в нынешнем виде он наложит на него вето. Арсений Яценюк пообещал, что пожалуется по этому поводу в «Большую восьмерку», ОБСЕ и Совет Европы. Не боитесь этих угроз?

Боимся, но в качестве контраргумента будем обращаться в Организацию освобождения Палестины и, возможно, к ХАМАСу.

Подготовленный при вашем участии законопроект о выборах президента называют «бютовско-региональным», однако его соавтором является нашеукраинец Роман Зварыч. Говорят, что Зварыч уже давно желает присоединиться к вашей политической силе, и для этого ему не хватает только двух поручителей из числа народных депутатов от вашей партии. Вы о таком не слышали?

Соавтор этого законопроекта Роман Зварыч - самодостаточный человек, член партии «Батьківщина», и никакого поручительства ему не надо.

«Заключение коалиционного соглашения на основе принятия новой Конституции я считаю непродуктивным»

Работу над законом о выборах президента часто называют продолжением договоренностей между Партией регионов и Блоком Юлии Тимошенко в части внесения изменений в Конституцию.

Это не соответствует действительности. Никакой работы над Конституцией не ведется, и всякие перспективы изменять Основной Закон отсутствуют.

То есть та страница перевернута, и нынешняя работа - это никоим образом не возобновление тех мостов, которые были наведены между Партией регионов и БЮТ в недавнем коалиционно-конституционном процессе, в котором вы, говорят, тоже принимали активнейшее участие?

Я не принимал участия в работе над изменениями в Конституцию. Я не верю, что тот вариант Основного Закона, который был опубликован в СМИ, был бы принят. И если вы проанализируете мои интервью до того момента, когда развалились договоренности между БЮТ и Партией регионов, то увидите, что из всех них вытекает, что Андрей Портнов не верит в коалицию Партии регионов и БЮТ и не верит в принятие новой Конституции.

Я был сторонником коалиции с Партией регионов на основе формирования нового коалиционного правительства и принятия стратегической программы деятельности такого Кабмина, чтобы создать серьезную базу для законодательного обеспечения работы всех отраслей народного хозяйства, правовой системы, соблюдения Конституции и так далее. Но заключение коалиционного соглашения на основе принятия новой Конституции я считаю непродуктивным.

Я допускаю и понимаю, что договоренности по созданию коалиции за год до президентской кампании нанесли серьезный ущерб Блоку Юлии Тимошенко. Я с пониманием отношусь к тому, что это сильно било по нашему рейтингу, и в то же время ловлю себя на том, что нахожусь в хорошем настроении от того, что у нас не получилось новой Конституции.

Почему в таком случае не была создана эта коалиция? Слишком много было таких, как вы?

Я думаю, этот вопрос можно задать руководителю Партии регионов.

Сразу после того, как договоренности с Партией регионов провалились, лидеры вашей политической силы пообещали, что в ближайшее время опубликуют свой вариант изменений в Конституцию. Как вы считаете, почему это так и не было сделано? Существует ли этот вариант вообще?

Существовала масса наработок от целого ряда центров влияния и в БЮТ, и в Партии регионов, и в «Нашей Украине», но так или иначе, последнего, согласованного варианта Конституции, который можно было бы регистрировать, на сегодняшний день нет.

К тому же сейчас, когда конституционная инициатива стала предметом технологических уловок политических оппонентов перед президентскими выборами, думаю, что смысла публиковать его нет. Такая актуальность может возникнуть после того, как новый руководитель государства получит в руки ресурс доверия граждан, победит на президентских выборах и будет опираться на парламентское большинство действующего парламента.

То есть вы считаете, что проект новой Конституции должен предложить новоизбранный президент?

Да, новый глава государства, который получит ресурс политической поддержки общества и договорится с парламентом, создав в нем большинство в 226 голосов.

Сейчас и Юлия Тимошенко, и Виктор Янукович декларируют свою приверженность парламентской республике. Но может ли случиться такое, что любой из них, выиграв выборы, станет фанатом президентской республики? Или это все же исключено?

Я не исключаю этого, и подтверждением тому является четверговое решение Конституционного суда Украины о признании неконституционным закона о внесении изменений в некоторые законы Украины относительно полномочий КС, особенностей производства в делах по конституционным представлениям и недопущении злоупотреблений правом на конституционное представление. КС признал этот закон неконституционным, исходя из всего одной детали: что глава Верховной Рады Владимир Михайлович Литвин датировал его неправильным числом.

Я не исключаю, что на таком же основании завтра Конституционный суд Украины отменит Конституцию, и вернет тот ее вариант, который был до политической реформы. Такая теоретическая возможность, подчеркиваю - теоретическая возможность - существует. Захочет ли ее имплементировать новый президент страны, будет ли он иметь для этого политическую поддержку и политический ресурс, покажет время. В любом случае, это является опасным для общества, это может вызвать хаос.

В интервью «Главреду» Игорь Пукшин рассказал о наличии уже подписанного, но не внесенного Виктором Ющенко конституционного представления, которым предполагалось отменить политическую реформу по мотивам нарушений процедуры в ходе процесса внесений изменений в Конституцию...

Это фактически то же, что произошло в четверг. Аналогичная ситуация.

Получается, что возможность пересмотра политреформы действительно достаточно высока...

Я считаю, что все кандидаты в президенты должны четко задекларировать, будут ли они инициировать пересмотр действующей Конституции в Конституционном суде для того, чтобы общество знало, к хаосу оно идет, голосуя за них, или к стабилизации. Потому что если отменить действующую Конституцию, то нужно будет рассмотреть вопрос о правовой основе, о законности всех правоотношений, которые возникали в государстве в период действия этого Основного Закона. Понимаете? Поэтому это очень опасный вопрос.

Ведь если это случится, то как будут формироваться органы власти? Кто будет назначать и увольнять их руководителей? Как будет разрешаться дуализм во власти?

То есть, по вашему мнению, единственный способ усовершенствования нынешней системы власти в Украине - это принятие новой Конституции?

Мое мнение как юриста состоит в том, что если с уважением относиться к Основному Закону, то жить и строить правовое государство можно и по действующей Конституции. Надо просто иметь правовую культуру и соблюдать то, что там написано. А моменты нестыковок или двоякого толкования некоторых норм нужно решать с помощью установления позитивных правовых традиций, которые надо просто исполнять и все, как это делается в целом ряде европейских государств.

«В победе Юлии Владимировны Тимошенко на президентских выборах я не сомневаюсь»

Как вы считаете, сумеет ли новоизбранный президент после выборов создать в парламенте действенное большинство в свою поддержку, тем более учитывая конституционно закрепленную норму об обязательности создания в Раде коалиции депутатских фракций? Иными словами, можно ли будет новому президенту жить с этим парламентом или он его неизбежно распустит?

Начну с конца. Я буду вам рассказывать теорию, потому что в победе Юлии Владимировны Тимошенко на президентских выборах я не сомневаюсь.

Если допустить, что на президентских выборах победит кандидат, не представленный фракцией в парламенте, то я не представляю себе, как он будет имплементировать указ о досрочном прекращении работы Верховной Рады. На какой ресурс в этом случае будет опираться новый президент? Возможно, он будет опираться на ресурс крупнейших фракций, представленных в действующем парламенте, - но в таком случае они попросят у него взамен что-то очень весомое, и я не думаю, что это будет всего лишь пост премьер-министра. Таким образом, большой новый президент сразу уменьшится до маленького нового президента.

Но в связи с тем, что на выборах победит Юлия Владимировна Тимошенко, я думаю, что события будут развиваться без парламентских выборов. Сегодня коалиции не хватает лишь десятка человек до 226, и вы понимаете, что если президентом станет Юлия Владимировна Тимошенко, а исполнять обязанности главы правительства будет один из лидеров нашего блока Александр Валентинович Турчинов, то проблема недостающих 10-20 человек в парламентском большинстве исчезнет. Она решится минут за пятнадцать.

А возможным это станет только потому, что Партия регионов не хочет сейчас через механизмы принятия закона и голосования своих членов Центральной избирательной комиссии имплементировать императивный мандат и проголосовать, к примеру, за лишение депутатских полномочий Игоря Рыбакова. Это стабилизировало бы фракции. А так - новоизбранному президенту введение императивного мандата будет невыгодно, и после президентских выборов при отсутствии императивного мандата фракционная миграция установится за пятнадцать-двадцать минут.

Допустим, сегодня парламентское большинство не может сменить Генерального прокурора и руководство других органов власти, в том числе местных госадминистраций, - потому что для этого нужно согласованное решение Президента и правительства. А это практически вся система власти. Но если Президент и премьер-министр или исполняющий обязанности премьер-министра будут представлять одну политическую силу, то вы понимаете, что эта вертикаль выстроится за следующие пятнадцать минут после формирования парламентского большинства. То есть нам для этого нужно всего тридцать минут.

Насколько вероятно, что новый президент, какая бы ни была у него фамилия, сформирует в этом парламенте большинство в триста голосов?

Если для формирования простого депутатского большинства у нас с вами шло пятнадцать минут, еще пятнадцать минут - на выстраивание вертикали власти, то следующие пятнадцать минут будут потрачены на работу нового Генерального прокурора. Это, возможно, и станет тем фактором, который превратит формирование конституционного большинства в неизбежную центростремительную реакцию. Попрошу заметить, это я никому не угрожаю...

Вы говорите, что уверены в победе Юлии Тимошенко. В то же время эксперты-социологи оценивают ее шансы стать президентом не так оптимистично. Ключевую роль в этом якобы сыграл срыв конституционно-коалиционных договоренностей с Партией регионов и знаменитый спич Януковича на Троицу...

Конечно, нет сомнений в том, что это ударило по рейтингу Блока Юлии Тимошенко. Но я абсолютно убежден, что та активность и та самодостаточность, которую демонстрирует сегодня Юлия Тимошенко, даст ей возможность одержать победу во втором туре президентских выборов.

Но во второй тур нужно еще выйти. Активную кампанию начал вроде как набирающий ход Арсений Яценюк...

Я высказал свою точку зрения, у социологов может быть своя. Я обеспечиваю юридическую работу, и в этой части избирательной кампании работать буду исключительно на названный мной результат.

Как вы думаете, в 2010 году Президент станет президентом на выборах или в судах?

Я сторонник минимального вмешательства судов в избирательную кампанию. В проекте закона о выборах президента, в подготовке которого принимал участие и я, влияние судов на избирательный процесс минимизировано. Идеология нового закона состоит в том, чтобы состязание проходило между кандидатами, а не между юристами этих кандидатов.

В вопросе о снятии Луценко я буду голосовать в соответствии с решением фракции

Сейчас работа Верховной Рады блокируется. Как вы считаете, причина блокирования - это требование Партии регионов повысить социальные стандарты, нежелание оппозиции дать вам возможность проголосовать за кадры или нечто иное?

Совершенно точно, это нежелание дать нам возможность усилить правительство кадрами.

Каким образом коалиции удалось собрать под кадровые голосования 226 депутатских голосов?

Голосования по кадровому вопросу еще не было, поэтому о 226 голосах говорить еще рано.

То есть в результате их может и не быть?

Все может быть.

Ходят слухи о том, что уже собраны подписи под представлениями о проведении чуть ли не шести внеочередных парламентских не то сессий, не то заседаний. Знаете ли вы об этом?

Конечно, знаю. Я сам расписывался под пятью или шестью.

Хотите взять измором?

Будем брать измором. А как еще действовать?

То есть вы готовы к тому, что отпуска у вас не будет?

А когда он у нас был?

Вы будете собирать внеочередные заседания или внеочередные сессии?

Если в рамках этой не закрытой пока сессии, то это будет называться внеочередным пленарным заседанием. Если сессия будет закрыта, проведем внеочередную сессию.

Говорят, что Партия регионов собирает подписи за проведение внеочередной сессии, на которой планируется проголосовать вотум о недоверии Юлии Тимошенко. Возможен ли такой сценарий? Как он выглядит с правовой точки зрения? Могут ли «регионалы» найти под это голоса?

Вотум недоверия можно огласить и соседнему зоопарку - надо только знать, какой в это вкладывается смысл. По действующей Конституции вотум недоверия правительству не влечет за собой его отставку. Кабинет Министров меняется только после создания новой коалиции. Если Партия регионов может сегодня создать новую коалицию, то можно обойтись и без вотума недоверия: пусть создает новое большинство и меняет премьер-министра и правительство. Но Партия регионов не может этого сделать, поэтому вотум недоверия, с юридической точки, зрения не несет в себе никакой нагрузки.

Готов ли Блок Юлии Тимошенко пойти на тот компромисс, который, как говорят, предлагает ей Партия регионов? То есть «сдать» отдельных членов правительства в обмен на то, что вам предоставят возможность проголосовать за свои кадры?

Если вы имеете в виду министра образования, то премьер-министр во время своей поездки во Львов четко изложила свою позицию по этому поводу. Министр образования будет продолжать работать в правительстве.

Но «регионалы», кроме того, требуют и скальп министра внутренних дел, недоброжелателем которого, как известно, являетесь и вы...

А из чего это вытекает?

Хотя бы из ряда ваших заявлений в прессе о том, что Луценко будет нести уголовную ответственность.

Я делал это заявление в 2007 году. Конец ответа.

Если в Верховной Раде будет поставлен вопрос о лишении Юрия Луценко министерского кресла, вы лично будете голосовать так, как решит фракция, или, например, как в случае со снятием Владимира Огрызко или назначением Валентина Наливайченко, продемонстрируете свою личную позицию?

Я буду голосовать в соответствии с решением фракции.

"Главред"

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

‡агрузка...


Рефлексії навколо "втрачених" Криму та Донбасу - це звичайні "фантомні" болі. Усім цим обмінам думок про людей чи територію ("як повернути", "коли", "на яких умовах", "ми не повернемо, бо") скоро випо...
Помилка московітських протестувальників - це упор на «мирний протест». Вони, скоріш за все, помилково сприймають наш Майдан, як мирний виступ.Так! У нас багато тринділи про те, що тільки м...
Юрій Фоменко

Промоушен

Один пан з нашого міста забрав літніх батьків ближче до себе. Була придбана і приведена до ладу дачна ділянка в садовім товаристві, де постійно проживало багато ровесників батьків. Реконструйований бу...
Ярема ГАЛАЙДА

Про емпатію

Зустрів товариша випадково на вулиці. Постарів. Добряче постарів. Геть сивий, обличчя у зморшках, але все такий же жилавий, по молодечому стрункий, вкритий мало не чорною, степовою засмагою. Старий, с...