App Store Google Play

З рейдерів у патріоти і назад

15 Червня 18:00
З рейдерів у патріоти і назад

Днепр постепенно становится филатовско-корбановской монополией, где они методично прибирают к рукам все наиболее значимые бизнес-сектора, стратегические объекты и предприятия.

В самый опасный момент украинской независимости - в год аннексии Крыма и начала войны с Россией, Игорю Коломойскому своими решениями и действиями удалось создать классный патриотический бренд, который до сих пор в почете у многих жителей Днепра, вошедший в историю под названием - «команда Коломойского». Тогда, во многом усилиями ныне опального олигарха, удалось не только остановить создание проекта «Новороссия» в Днепропетровской, Харьковской и Запорожской областях, но и, возможно, спасти от распада всю страну.

Геннадий Корбан и Борис Филатов имели непосредственное отношение к команде Коломойского. Повинуясь необходимости момента - рядясь в патриотические тоги, два вышеупомянутых персонажа не только снискали себе симпатиков, но и заставили многих забыть о том, кем, в сущности, они были до того, как судьба внесла их в кабинеты днепропетровской государственной администрации, подарив «новый имидж». Сегодня все возвращается на круги своя.

Волки, даже на время маскирующиеся под овечьей шкурой, все равно остаются волками.

«Мы пскопские!»

В 2014 году Борис Филатов, в ходе одного интервью, на вопрос о своем заклятом оппоненте Александре Вилкуле сказал следующее: «Мы знакомы с ним с 1994 года. Вот только Саша никогда не любит вспоминать, что путевку нам в жизнь дала Юлия Владимировна. Мы с ним начинали под ее руководством, в ЕЭСУ, только он — менеджером, а я — юристом. Все эти годы Вилкул делал вид, что он от Ахметова родился, а прошлое не выкинешь».

Действительно, прошлое «не выкинешь», хотя Борис Филатов как раз этим в последнее время и занимался, поскольку его биография до 2005 года – это всего несколько строк о том, как он «работал юридическим консультантом на предприятиях разных форм собственности». А вот уже потом он стал журналистом, начал ездить по свету на мотоцикле и нырять с аквалангом на морское дно, собирать нэцке – превратившись в того Филатова, которого жители Днепра избрали своим мэром. И лишь иногда он проговаривается о своем прошлом: обрывками, многого не договаривая. Но это не удивляет, сейчас в Украине к власти на разных её уровнях пришло немало людей без прошлого – которое могло бы им помешать выглядеть «патриотами» и «реформаторами».

Итак, Борис Альбертович Филатов родился 7 марта 1972 года в Днепропетровске.

Ходит немало версий его происхождения, но он сам утверждает, что не является евреем даже частично, а его предки — русские крестьяне из-под Пскова («пскопские»). И тут не верить ему нет оснований…

«Патриот» и драйвер Борис Филатов не служил срочную службу, а вместо этого окончил Днепропетровский университет по специальностям «история» и «правоведение». А затем молодой юрист нашел себе работу в… нет, не в корпорации ЕЭСУ, которая была создана лишь в ноябре 1995 года после распада корпорации «Содружество». И если Борис Филатов не врал, когда говорил, что они с Александром Вилкулом начинали в 1994-м у Юлии Тимошенко, то значит они работали в этой самой корпорации «Содружество». Вот только Юлия Владимировна там была еще практически никем. «Содружество»  было учреждено в 1992-м двумя семейными предприятиями: «Интерпайп» Пинчуков и Аршава, и «Украинский бензин» Тимошенко. В последнем «рулил» Геннадий Тимошенко, а Юлия Владимировна тогда была лишь его невесткой. А вот близким другом и покровителем семейства Аршава был тогдашний Днепропетровский губернатор Павел Лазаренко – который стал «крышей» сначала «Содружества», а потом и ЕЭСУ. Карьерный рост Юлии Тимошенко начался примерно в 1993-94 г.г., когда она настолько завоевала симпатии Лазаренко, что вскоре стала его доверенным лицом. То есть, по сути, и в «Содружестве», и в ЕЭСУ главным был Павел Иванович – а значит, юрист Филатов и менеджер Вилкул работали именно на него, даже когда в 1996-м главой ЕЭСУ была назначена Юлия Тимошенко.

О специфике же работы Филатова в «Содружестве» и ЕЭСУ известно следующее: он занимался не составлением коммерческих контрактов, а вопросами приватизации, скупки и рейдерскими захватами предприятий, каковых у корпорации к 1998 году набралось более двадцати, включая НИИ, аэропорт и несколько банков. Кстати, усердно пыхтя в днепропетровских офисах, Филатов умудрился каким-то образом в 1997-м защитить кандидатскую по правоведению в Одесском университете.

Так почему же Филатов, вспоминая о начале своей карьеры под началом Тимошенко, не упомянул при этом Павла Ивановича, своего главного босса? Не потому ли, что когда в 1998-м году с подачи Леонида Кучмы на корпорацию ЕЭСУ случился грандиозный «наезд» налоговых и правоохранительных органов, и её бизнес практически остановился, а в начале 1999-го сам Павел Лазаренко был арестован в США, то с тонущего корабля начали бежать… И одним из первых его покинул Филатов. Разные источники сообщали, что Филатов бежал из ЕЭСУ не с пустыми руками, а с охапкой оригиналов и копий документов, а также ценными сведениями о слабых юридических местах рухнувшей империи Лазаренко. И бежал он прямиком… к группе «Приват».

Ограбление по-днепропетровски

«В Украине нет рейдерства, а есть неправильно составленные документы», — это изречение Геннадия Корбана, как нельзя лучше раскрывающее суть его метода «отжатия» чужой собственности, ему нужно было высечь в мраморе над входом его компании «Славутич-регистратор»…

В двери которой в конце 90-х и вошел с набитой бумагами папкой Борис Филатов.

Когда задают вопрос, что общего нашлось у потомка псковских крестьян, старосты Свято-Иоанно-Златоустовского храма (УПЦ МП) Бориса Филатова с Коломойским и Боголюбовым, то ответ прост - бизнес.

Будучи деловым человеком, Коломойский готов сотрудничать с кем угодно, и брать в союзники кого угодно – если это приносит ему выгоду. А «папка Филатова» выглядела тогда многообещающе! К тому же стоит учитывать, что Коломойский и Боголюбов не заключили Филатова в свои объятия и не сделали акционером «Привата», они даже не стали вести с ним прямых дел – а сразу отправили к Корбану.

До того, как стать «человеком Коломойского», Геннадий Корбан работал на многих заказчиков – например, на Сергея Таруту. Но кинул того в самый разгар войны за Днепропетровский трубный завод и Днепродзержинский комбинат Петровского, когда «Приват» предложил ему больше. Со столь подмоченной репутацией Корбану было бы уже проблематично самому искать новых клиентов, так что ему оставалось одно – работать на «Приват» и дальше. К его счастью, бизнес-планы у Коломойского были просто императорские, так что работы у Корбана всегда было невпроворот. Однако отметим: Корбан всегда был лишь «личным бизнес-киллером» Коломойского, но никак не равным партнером и другом как Боголюбов, он всегда стоял на ступеньку ниже совладельцев «Привата». Положение в этой иерархии Бориса Филатова было еще ниже – ведь он много лет работал на Геннадия Корбана, сначала юристом, а потом адвокатом в его «Славутич-регистратор». О чем сегодня Филатов тоже предпочитает не вспоминать.

Филатов активно помогал «Привату» отнимать бывший бизнес Лазаренко, и одним из первых крупных «отжимов» была борьба за Южный горно-обогатительный комбинат (ЮГОК). Она развернулась уже в 1999-м и длилась два года.

Сначала Тимошенко пыталась продать 60% акций Южного ГОКа олигарху Новинскому, но атака рейдеров «Привата» сорвала сделку. Затем Корбан и Филатов сумели заполучить для «Привата» часть акций ГОК, после было использовано «размытие», перекупка и прочие рейдерские операции. А увенчалось все осенью 2001 года традиционным «внеплановым» собранием акционеров, которое сместило старый наблюдательный совет ГОК, оставшийся еще от ЕЭСУ (в том числе Юрия Вилкула  — отца Александра Вилкула), и заменой его на новый наблюдательный совет во главе с Корбаном. Правда, потом отряды «титушек» Новинского пытались отбить офис ГОК, а «титушки» Корбана их контратаковали, но это уже не изменило главного: ЕЭСУ потеряла комбинат. Вскоре свою работу на нем (замначальника по финансам) потерял и Александр Вилкул, который нашел себе должность на Центральном ГОК – перейдя, таким образом, на «службу» к Ринату Ахметову. Вот, собственно, история о том, как и из-за чего Борис Филатов и Геннадий Корбан с одной стороны, и отец с сыном Вилкулы с другой, поссорились в свое время. Но борьба за наследство Лазаренко на этом не заканчивалась.

Пятнадцать человек на сундук экс-премьера

Крупные предприятия ЕЭСУ были частично распроданы Тимошенко, частично растащены другими олигархами. Почему ни одно из них не «прикарманили» себе Корбан и Филатов, а «отжимали» их для других? Действительно, если взять, к примеру, Корбана, то у него имеются пакеты акций «Укртелекома», «Укрнафты», «Днепроблэнерго», «Киевэнерго», «АвтоЗАЗа», «Стирола», «Хартрона», УНИАН и «Главред» (акционером последних двух является также Филатов), но ни один из них не является контрольным. Это одна из особенностей украинского бизнеса, выстроенного на системе связей, противовесов и «договорняков». Все рейдеры-исполнители (чужих заказов) как бы знали свое место и не претендовали на кусок, который они не могли проглотить – довольствуясь гонорарами за проделанную работу (в том числе небольшой долей «отжатых» предприятий) и более мелким кушем.

Для Корбана и Филатова таким кушем стала днепропетровская недвижимость Павла Лазаренко. Но её «отжим» растянулся на добрых десять лет, потому что «сокровища» не лежали бесхозными: они были записаны на родственников и доверенных лиц экс-премьера, и имели «охрану» в лице его брата Ивана Лазаренко, возглавлявшего в Днепропетровском облсовете фракцию «Громады», которая имела некоторую поддержку регионалов (позволившую Ивану Лазаренко избраться заместителем председателя облсовета). Само существование этой фракции, в значительной мере, зиждилось на способности Ивана Лазаренко убеждать соратников в возможности скорого возвращения его брата из Америки обратно в Украину – после чего начнется отмщение врагам и предателям и раздача наград верным чадам. Вера в это была столь сильна, что на местных выборах 2006 года «Громада» умудрилась включить Павла Лазаренко в свой список, а затем наделить мандатом депутата облсовета. Как видите, сравнительно недавнее «заочное» избрание депутатом Надежды Савченко, сидевшей в этой время в российской тюрьме, было не первым прецедентом такого рода.

Но Корбан с Филатовым сочли, что такие прецеденты нужно давить в зародыше.

«Делом Лазаренко» в Украине непосредственно занялся бывший сотрудник «Содружества» и ЕЭСУ Борис Филатов, который теперь являлся адвокатом Корбана и юристом «Славутич-регистратора», а с 2004 года еще заделавшийся журналистом – автором и ведущим программы «Губернские хроники» на 9-м телеканале.

И вот приятная неожиданность: Филатов собирался всего лишь использовать эту передачу для информационных атак и манипуляции общественным мнением (что так полезно в рейдерстве), а оказалось, что некоторые зрители начали считать его борцом с коррупцией и правозащитником!

Добавим:  в конце 2005-го Филатов стал официальным долларовым миллионером. Теперь успешный адвокат мог себе позволить и на мотоцикле по разным странам поездить, и в собственной телепередаче поумничать.

Но, не ограничиваясь журналистскими «разоблачениями» сидящего за океаном Лазаренко, Филатов в июле 2006 года добился судебного решения о досрочном прекращении депутатских полномочий Павла Лазаренко — как несколько лет не проживающего в Украине. Это был чисто психологический ход против днепропетровской «Громады» и верующих во второе пришествие Павла Ивановича.

В следующий раз журналист и юрист Борис Филатов выступил против Лазаренко в ноябре 2009 года, причем в качестве представителя «свидетеля» (коим, «совершенно неожиданно», оказался…Геннадий Корбан), Филатов летал в Калифорнию на судебное заседание, на котором решалась дальнейшая судьба заключенного. Так как темой суда было рассмотрение сокращения тюремного срока, то для днепропетровских рейдеров возникала угроза досрочного освобождения Лазаренко, что могло породить для них массу неприятностей. А волноваться было за что: большой днепропетровский передел не обошелся без крови, рейдеры гибли один за другим, словно пираты из «Острова сокровищ».

После войны за днепропетровский рынок «Озерка» (вторая половина 2006 года), в ходе которой были убиты российский олигарх Максим Курочкин (Макс Бешеный) и несколько его помощников, победившая рейдерская команда Корбана-Филатова, в которую также входили Вячеслав Брагинский и Геннадий Аксельрод, решила-таки наложить лапу на недвижимость семьи Лазаренко. Ситуация благоволила: в связи с большим политическим кризисом в Киеве (весна-лето 2007), регионалам было не до поддержки днепропетровской «Громады», зато у Корбана-Филатова руки как раз освободились.

Методы отъема недвижимости использовали разные.

Например, магазин «Лотос» в 1995-м был приватизирован лазаренковской компанией «Днепронефть», а в 1998-99 магазин записали на нового владельца, как раз перед поглощением «Днепронефти» «Приватом». А в 2007-м «юридический гений» Борис Филатов решением суда вернул «Лотос» «Днепронефти», то есть «Привату» - после чего все получили свою долю от этой более чем удачной сделки.

Всего же в течение 2006-2009 г.г. «семья» Лазаренко лишилась в Днепропетровске аптечной сети, двух торговых центров, офисного здания на Комсомольской-58, отелей «Европейский» и «Астория Люкс». А вот при захвате ЦУМа и «Астории» к ловкому адвокату Филатову, защищавшему интересы «Днепронефти», присоединился журналист Филатов – который обрушился на американского адвоката Мартина Гарбуза, прибывшего защищать эти объекты от рейдерского захвата.

Интересно, что захват отелей, а также «Лотоса», осуществлялся через фирмы Вячеслава Брагинского, который был убит 13 октября 2009 года. Убийство вызвало огромный резонанс - ведь Брагинский работал с «Приватом» как еще один рейдер, специализировавшийся на патентных правах и решавший вопросы очень высокого уровня.

В СМИ начали раздувать версию о том, что это месть московских бандитов «Привату» за убийство Курочкина, а чуть позже Геннадий Корбан заявил, что это месть Павла Лазаренко, который, якобы, даже сидя в тюремной камере, плетет сети всемирного заговора.

Но вот какой факт удалось установить потом: сразу после захватов гостиниц, их вывели из собственности фирм, контролируемых Брагинским (а он выступал и от имени «Днепронефти») в собственность фирмы «Манхеттен» — принадлежащей Корбану и Филатову. Было выдвинуто предположение, что Брагинский решил продать свою долю «отжатой» недвижимости Корбану и Филатову.

Но вот заплатили ли они ему за неё деньги, осталось неизвестным.

А 14 апреля 2012 года в Днепропетровске был убит Геннадий Аксельрод - которого называли самым интеллектуальным и интеллигентным из четверки «приватовских» рейдеров, и наиболее уважаемым Коломойским. Во многом потому, что он занимался проектированием и строительством Днепропетровского центра «Менора», и вообще занимался строительным бизнесом, хотя и не всегда удачно.

Разумеется, что СМИ, близкие к Филатову и Корбану, сразу запустили версию «мести», но теперь уже кидали намеки не только в сторону Лазаренко, но и губернатора Вилкула.

А между тем, своей строительной компанией ООО «ГУМ», а также некоторыми другими предприятиями, Аксельрод владел на паях с Корбаном. Что, естественно, породило нехорошие слухи о том, что, якобы, Корбан поступает со своими партнерами, словно капитан Флинт с зарывшими сундук матросами…

«Мы вас научим родину любить!»

Вполне естественно, что сразу после того, как в Евромайдан решил вложиться Коломойский, о «защите европейского выбора» загомонил и Борис Филатов. Более того, на Филатова и Корбана была возложена задача организации Евромайдана в Днепропетровске, центром которого должен был стать принадлежащий им торговый центр «Пассаж».

Но все, на что хватило Филатова с Корбаном в январе 2014-го, это включить на экране «Пассажа» балет «Лебединое озеро» и быстренько сбежать из Украины, сославшись на политические преследования со стороны вице-премьера Александра Вилкула.

До полной эмиграции дело так и не дошло, зато самопиар мучеников режима получился.

Но куда более интересной была политическая и психологическая трансформация Бориса Филатова, который в феврале 2014-го предстал в образе радикального и безжалостного «патриота» с уклоном в «русскоязычный украинский национализм».

Почему из всех вариантов патриотизма Филатовым был выбран именно этот, сказать трудно. Вероятно, формула «если ты русофоб – значит ты украинский патриот» была выбрана им как наиболее простая и эффективная в условиях, когда взывать к более высоким формам патриотизма было некогда, а «мобилизовать» самую активную и пассионарную часть украинского общества было жизненно необходимо.

В то время именно Днепр стал той, возведенной патриотами, цитаделью, о которую разбилась «русская весна» в Украине. Не понимать и не видеть этого Филатов не мог, потому его ставка на «патриотическую риторику» понятна и логична.

Другой вопрос, что ни одна надетая вышиванка не сделает из пскопского потомка – украинского националиста и патриота.

Стратегию Филатова взял на вооружение и Корбан. Умело играя на патриотическом подъеме днепровцев, Корбан, используя финансовые возможности Коломойского, создает платформу для покорения украинского политического Олимпа - партию «УКРОП» (украинское объединение патриотов).

Вполне ожидаемо, что вскоре сам Корбан и становится лидером партии.

Именно от «УКРОПа» Корбан выдвигался кандидатом в народные депутаты по 205 избирательному округу в  Чернигове (где он тщетно подкупал избирателей гречкой), проиграв в итоге ставленнику Блока Петра Порошенко Сергею Березенко.

Вслед за этим Корбана постигло еще одно политическое фиаско, на сей раз в Киеве, где Геннадий Олегович набрал 2,6% голосов в борьбе за кресло столичного градоначальника.

В отличие от Корбана, политическая карьера Филатова складывалась более удачно.

Используя рейтинг «команды Коломойского» и свою причастность к ней, Филатов получает возможность войти в украинский парламент при поддержке БПП, но, спустя несколько месяцев он принимает решение начать мэрскую гонку со своим старым знакомым Александром Вилкулом. Лучшей «красной тряпки» для активистов и патриотов Днепра было не сыскать.

В итоге вся патриотическая общественность сплотилась вокруг Филатова в борьбе с одиозным регионалом.

Осенью 2015 года Филатова избрали городским головой Днепропетровска. Победу Филатову обеспечили три фактора: деньги Коломойского, его известность тележурналиста, и… поддержка тех самых активистов-патриотов, отработавших в составах избирательных комиссий всех уровней и поверивших основному месседжу Филатова: «Главное - не врать людям».

Тогда еще никто из них не подозревал, что посты в Фейсбуке - это одно, а «realpolitiс» - совсем другое.

Тогда они еще не были «мразями» и не предполагали, что выбранный ими городской голова - укроп, вскоре просто станет «сильным мэром», обожающим «регионалов», попутно не имеющим ничего против «Беркута», забывшим и про «Небесную сотню» и про революцию Достоинства.

Все это будет потом…

Тогда же победа настолько вскружила голову Филатову, что он не нашел ничего лучшего, чем взять на вооружение хамство и публичные оскорбления, в ответ на любую мало-мальскую критику в свой адрес.

Подобный подход применялся не только по отношению к своим оппонентам, ничто не сдерживало Филатова и в общении со своими союзниками. Политические берега были окончательно потеряны.

Вскоре на всю Украину прогремит скандал: сооснователь партии «УКРОП», лучший друг лидеров «Правого сектора» Борис Филатов назначает своим заместителем одиозную регионалку Светлану Епифанцеву, - «правую руку» Вилкула.

Именно Епифанцева, контролирующая 9 депутатов «Оппоблока», позволила Филатову, своим рейдом под его знамена, создать группу «ЗаД» и разблокировать работу горсовета, создав уверенное промэрское большинство.

Чем закончилась эта дружба  – знает весь Днепр. Как только Епифанцева стала не нужна Филатову, он, без малейшего зазрения совести, избавился от нее, заставив уволиться, тем самым выполнив просьбу и…Александра Вилкула, имевшего зуб на бывшую соратницу, что, учитывая наличие «меморандума четырех», вполне объяснимо.

Дальнейшее назначение экс-командира днепропетровского «Беркута» Андрея Ткаченко на должность главы «Муниципальной варты», и вовсе стало откровенной демонстрацией дрейфа Филатова в сторону оппоблоковского электората и окончательного разрыва с электоратом патриотическим. 

Есть информация, что компанию «срывания покровов» с Филатова начал Коломойский – поскольку между хозяином «Привата» и его, теперь уже бывшими, рейдерами Корбаном и Филатовым в течение 2015-2016 г.г. случился серьезный раскол. Когда Коломойский поссорился с Порошенко и оказался на грани краха, то Филатов попросту кинул своего босса и начал наводить контакты с президентской «семьей».

Справедливости ради, надо признать, что дрейф в сторону президента был для Филатова, отчасти, шагом вынужденным. Дело в том, что Филатов с Корбаном выстроили такую систему при освоении городского бюджета, что 10-15% откатов времен партии Регионов кажутся детским лепетом.

Вполне логично, что, чем выше «ставки», тем это заметнее. В первую очередь для тех, кому по роду своей деятельности надлежит «служить и защищать».

Информация собирается, папочки подшиваются, дела формируются.

И вот - ты уже на «крючке», и никого уже не волнует, насколько ты считаешь себя сильным мэром. Тебе демонстрируют твой любимый «real politic» во всей красе.

И выход только один – играть на опережение и падать в ноги Гаранту, в надежде на защиту и покровительство. 

Пока же Филатов, уповая на президентскую индульгенцию и постоянно оббивая киевские пороги, продолжает заниматься своей любимой рейдерской деятельностью сидя в мэрском кресле на пару с Геннадием Корбаном.

Днепр постепенно становится филатовско-корбановской монополией, где они методично прибирают к рукам все наиболее значимые бизнес-сектора, стратегические объекты и предприятия.

Квинтэссенция всего изложенного - история про маленькую лошадку, рассказанная самим Филатовым для своей фейсбучной аудитории.

Прекрасная аллегория.

Вот только, как и в нашумевшей истории с Гудвином, никто не подсказал Борису Альбертовичу, что в той самой песне про лошадку, она перевозила ничто иное, как кокаин. Следовательно, финал маленькой лошадки предрешен был заранее. Вопрос лишь во времени. 

Можно цокать достаточно долго, но когда ты «везешь кокаин», приход к «финишу» - неизбежен.

Цок-цок…

НАБУ.

Цок-цок…

САП.

Цок-цок…

ГПУ.

Цок – цок…

Кореспондент

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Юрій Фоменко

Божі пензлики

У Бога є велика стара торба. Наскільки стара, що геть зношена і в латках. А у тій торбі: гачки, пензлі, гребінці, веретена, сита, сопілочки, граматки, вуздечки, тронки…   І ходить він з то...
Багато чую останнім часом про геройство, мотивованість та крутість, як необхідні якості для солдата. Скажу чесно: фігня це все, як на мене.Герої затикають подвигами чужі або ж свої помилки.Найкраще пр...
Всі журналісти у Дніпрі знають, що я завжди відкритий для співпраці. Незважаючи у владі я, або ні. І жодного разу я не пошкодував про співпрацю. Бо завжди витримувались ази журналістської етики. Тобто...
Ярема ГАЛАЙДА

Про акції і провокації

Вчора не зміг прийти на мітинг «Свободу полоненим», бо приїхав до міста лише сьогодні рано вранці.Але, дякувати Кирилл Дороленко, сьогодні акція продовжилась біля «парку ракет»...