App Store Google Play

Негативний відбір

26 Квітня 10:00
Негативний відбір

На постсоветском пространстве Москва раз за разом повторяет одну и ту же ошибку. Она ставит на элиты. Инвестирует в крупный бизнес, коррумпирует политиков, замыкает на себя бизнес-цепочки. Вероятно, причина в том, что Кремль не верит в субъектность обывателя. Не верит в то, что протест может быть «низовым». Вместо того, чтобы создавать искренних и конкурентоспособных союзников, делает ставку на ситуативных и вороватых.

А запад все это время предпочитает работать с гражданским обществом. Инвестирует в образование, финансирует программы обмена, организует семинары. Его подходы отличаются горизонтами – он вкладывает в тех, кто завтра способен стать лидером общественного мнения и составить костяк гражданского общества. При этом, западу не приходится ничего придумывать – достаточно познакомить молодежь с самим собой, своей логикой и архитектурой, чтобы затем она захотела перенести западные правила на почву родной страны.

В результате, сценарий уличных протестов один и тот же. По одну сторону – политические долгожители с сомнительной репутацией. По другую – улица, которая требует иных правил игры.

Москва любит рассуждать о «цветных революциях». О схожести сценариев в разных странах. Делает вывод о том, что все это инспирировано извне. Но в этот момент она похожа на человека, который раз за разом ставит на аутсайдера, но предпочитает обвинять тотализатор.

Время от времени в самой РФ раздаются голоса, что Москве пора вынести уроки. Начать работать с «низами». Отказаться от поддержки токсичных политиков. Формировать когорту умных и искренних адвокатов самой себя. Но в том и штука, что ничего этого Кремль сделать не может.

Потому что никакого привлекательного образа будущего у России не существует. У нее нет картинки завтрашнего дня, способной увлечь и мобилизовать. У нее нет идеи мессианства – того самого, что есть у коллективного запада. Современная Россия – это ценники вместо ценностей. Монетизация убеждений и принципов. Что она может предложить своим соседям?

Инвестиционные проекты? От них не выигрывает никто, кроме российских монополий. Уникальные технологии? Россия их сама покупает. Региональную безопасность? Нет смысла рассуждать об этом после Крыма. О правах человека лучше и вовсе не вспоминать: единственный поставщик этого товара – Евросоюз.

Москва раз за разом ставит на те элиты, которые ей самой ценностно близки. В результате, ее партнерами оказываются те, кто ведет себя как мародер на оккупированной территории. Она не способна договариваться ни с кем иным – российская элита не верит никому, кто от нее отличается.

Россия может себе покупать союзников, но она не способна их создавать. Она способна предлагать секс по расчету, но это не имеет ничего общего с любовью. Ее масскульт вторичен, толкование «русскости» напоминает матрешку из duty free, а единственное универсальное предложение – репертуар радио «Шансон».

«Рим полюбили не за величие – Рим стал великим, ибо его полюбили». Эта формула Честертона неприменима к современной России. Она обречена проигрывать битвы за будущее, просто потому, что у нее нет образа будущего. Она проигрывает битву за сердца, потому что не умеет влюблять.

Но и выводов из своих поражений Москва тоже делать не станет. Просто потому, что выводы эти прозвучат для нее слишком уж неутешительно.

Крим. Реалії

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Ярема ГАЛАЙДА

Про козаків та блазнів

Блазенська вихватка Кармазіна наробила багато шороху. Новий Гетьман кількох з 700 козацьких «військ» України мало того, що пустишка так ще й грається з усілякими Всєвєлікімі.Можна було б п...
Гурток з попередньою робочою назвою "Юний Дніпровський каратель" після всіх бєзобразій першої половини травня нарешті проводить вихідні на свіжому повітрі.Як завжди - з багатокілометровим переходом, н...
Чим далі від нас віддаляється Майдан, Революція Гідності - тим менше тої самої гідності залишається у спілкуванні не лише політичних опонентів, а й колишніх побратимів, однодумців та соратників. Все м...
Після того, як з Криму було вивезено 200 тисяч чоловік, радянська влада розпочала і "детатаризацію". У три хвилі перейменували більше тисячі міст, містечок та сіл. Так в Криму замість ісконнорускіх на...