App Store Google Play

Раз майдан, два майдан...

21 Листопада 18:00
Раз майдан, два майдан...

Abstract 
Про «річницю роковин», сравнительную палеоботанику и неуместное применение сексистских анекдотов.

Вам потребовалось три революции и пять республик, чтобы построить жалкое подобие демократии.
«Профессионал»

С вашего позволения я немного отвлекусь от истории древней и скажу пару слов об истории наиновейшей. А именно о том, что сформировало Украину и в наших, и в (хе-хе!) соседских глазах — о Майданах. Попробую немного систематизировать наши знания об этих двух событиях. Уточню, что я описываю события так, как они были видны в Киеве, поэтому анализ неизбежно будет пристрастным.

Первый (Оранжевый) Майдан состоял из трёх компонент: условно назовём их боевой, рабочей и карнавальной. Все три существовали одновременно, но в разные периоды доминировала одна из них. Сначала (хотя об этом уже мало кто помнит) Майдан собирался, чтобы сражаться. Первая ночь была до ужаса нервной, ещё два дня прошли в ожидании атаки (и, как стало известно потом, в среду, 24 ноября, попытка разгона чуть не состоялась — но кто уже сейчас помнит мнение Боделана?). Перелом случился в четверг, когда Верховный Суд принял решение о рассмотрении дела. Напряжение схлынуло — и неделю Майдан существовал в рабочем, деловом режиме: патрули, оцепления вокруг админзданий, кухня, пикеты. К концу второй недели стало ясно, что Майдан, по сути, победил — и начался карнавал. Он был ярким, он был последним впечатлением — и потому для большинства стал картиной всей Оранжевой революции.

Мифология Майдана как удачного мирного, ненасильственного протеста быстро (и, по моему личному мнению, намеренно) стала общепризнанной. Почти 10 лет все только и рассказывали друг другу, что дружелюбие в комплекте с силой воли может победить любое зубастое зло. «Милиция с народом», если кто помнит. А главное — фу-фу-фу-провокаторы.

Если присмотреться, то второй Майдан раскручивался (слово употреблено в активном залоге) в обратном направлении. Вначале хороводы и пресловутые кричалки-согревалки («Хто не скаче...» — ну, вы поняли). Руслана с барабаном. Несколько сот тысяч человек на Майдане слушают крики Трёхглавого с крыши микробуса (сцены ещё не было, помните?) о том, что радикалы и провокаторы сейчас там, на Банковой, пытаются скомпрометировать наш мирный протест. Чай для «космонавтов» в оцеплении. «Штовхалки» с «беркутовцами» — да так, чтобы случайно не поднять руку на уровень шлема. Улыбающийся Игорь Луценко от «Гражданского сектора» (уже забыли о таком, да?) и «стратегия тёплого океана». Вакарчук и, вообще, Новый год на Майдане...

Но карнавал выдыхался. Нельзя всё время веселиться. И место «весёлых парней» постепенно занимали хозяйственные «серенькие» мужички у горящих бочек да нарождающиеся ещё наивные волонтёры. Майдану надо было выжить — а для этого надо было работать. Рутинно, ежедневно, без особых признаков прогресса. И Руслана постепенно исчезла (последний «всхлип», кажется, был после изловленного на проспекте Победы «беркутовца», когда она неуверенно говорила что-то о палках в руках у автомайдановцев и «ну не надо же так...»). На Майдане стали работать смены, вахты, появилось планирование и прочие атрибуты организации.

А потом всё взорвалось и запылало. На первый план вышли те, кто с первого дня пришёл сражаться, а не танцевать. На самом деле второй Майдан выиграл, когда не спустил на тормозах «последний и решительный бой» 19 января (кто-то ещё помнит, что люди туда пришли за активными действиями и уже начали расходиться, зафукав Горыныча нашего Трёхглавого?). Майдан перешёл в боевую фазу. Первый физический бой на Грушевского, первые раны, первые смерти. Первые шины (это памятка тем, кто твердит, что Майдана без шин не было), Игорь Луценко с выбитыми зубами и, как следствие, немного подкорректированной программой действий. Самооборона. Ну и «Правый сектор», конечно же.

Можете верить, можете не верить, но 18 февраля враг уже был морально сломлен. Стрельба оказалась проигрышным вариантом — она просто увеличила счёт, предъявленный к оплате (и до сих пор многими не оплаченный, между прочим). И случайный человек — сотник Парасюк — на выходе. Бывает.

Забавно то, что мифология мирного Майдана овладела умами не только его адептов, но и противников. Антимайдановские паблики межмайданного периода были наполнены убедительными утверждениями о том, что этих бездельников можно было разогнать парочкой выстрелов, да и те не понадобились бы, достаточно было погреметь дубинками по щитам. На внутренних форумах формировался образ «беркута» — крутого мачо, который одной левой разгонит всех этих пидаров-хипстеров. Во славу великой России и СССР, конечно же. И то, что в ответ на силу Киев (а потом и вся Украина) ответил силой, оказалось для них страшным откровением. В результате властная система эволюционировала по тому же пути, что и Майдан — от «напугаем» до «уничтожим». Приблизительно с той же средней скоростью, только опережая на полмгновения. Ребята в форме просто были не готовы к длительному «боданию», поэтому перестраховывались на каждом шагу, лезли сотней туда, где достаточно было десятка, ждали приказов по каждому шагу и требовали «Патронов! Патронов!» как последнего довода. Вот только последняя черта у них пролегла заметно ниже, чем у радикалов Майдана. Сражаться за своё дело они не были готовы. В том смысле, что убивать — были готовы, а вот гибнуть — нет. И когда в ночь на 19 февраля на баррикаде возле Дома профсоюзов загорелся второй БТР (а уж на страх перед военной техникой с той стороны надеялись все) — началась внутренняя паника. А потом стрельба. Вот так всё и случилось.

Можно было бы на этом закончить рассказ... но жизнь продолжается. А история, как известно, учит тому, что ничему не учит. Второй Майдан, кажется, тоже мало кого чему научил. В мутном болоте «Антимайдана» булькают всхлипы о том, что стрелять надо было сразу. Что в следующий раз ошибка не повторится. Что танки решат любую проблему... Как всегда, в мирное время армия готовится к реалиям прошедшей войны. С предсказуемым результатом. А тем временем стараниями особо продвинутых товарищей пружина народного бунта опять начала сжиматься. Вопрос в том, когда сорвёт упор.

И очень боюсь, что третий Майдан начнётся с того, чем закончился второй...

Пространный постскриптум

Памятуя о нежной любви определённой части общества к третьему, седьмому и двадцать первому Майданам, обязан напомнить, что революции не делаются — они происходят. Если вы считаете, что Майдан можно «собрать», то поздравляю — у вас в голове творится ровно то же, что у Путина, со всеми вытекающими последствиями.

Если вас случайно интересует моё сугубо личное мнение, то при Порошенко нового Майдана не будет. Просто в силу особенностей его характера (если исключить уж вовсе медицинские сценарии развития ситуации). И беда не в том, что ПАП плохой. Он по-прежнему лучший из тех президентов, что у нас были (другой вопрос, что "лучший" не означает "хороший"). Но он, как и Ющенко раньше, стелет дорогу тем, кто доведёт до нового взрыва. Потому что заметает под коврик проблемы, требующие внимания. Потому что легитимизировал ложь «во имя победы» и вырастил целую плеяду людей, которые этой ложью занимаются профессионально (и уже сейчас хвастаются, что «держат интернет» и потому «не допустят майданов»(с)). Потому что полномочия и неформальные права, которые он сейчас получает, перейдут по наследству следующему президенту, чьё имя никто из нас предсказать не может (не Рассея, чай), а иных механизмов ограничения этой власти, кроме улицы, у нас так и не появилось.

И вот это страшно.

Хотите знать, как оно будет? Да вот так! В полном соответствии с буквой текста.

Малый постпостскриптум

Да-да, шпион Путина, темники Медведчука, на Майдане одни неудачники, всё такое...

site.ua

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Блог у депутата та лайки на проекти рішення – фантастика чи реальність? У містах Львів та Київ наприклад для міського депутата – це буденність, а для Кривого Рогу – фантастика. Які і...
7 грудня відбулася прем’єра фільму українського виробництва “Кіборги”. Допрем’єрний показ пройшов 28 листопада, на нього завітали військовослужбовці, реальні кіборги та їх сімї...
Вчора мій друг Андрій Денисенко ризикнув використати щодо наших політиків таке давно поховане у пісках забуття поняття, як моральність. Точніше: аморальність. Чим викликав у мене глибокий подив.У нашо...
Юрій Фоменко

Лютий 2015 року

Лютий 2015 року. Заграви і канонади на Дебальцевській стороні.З сторони Глодосово, степом на блокпост, вийшла літня жіночка з хлопчиком років чотирьох-п'яти. Ледь одягнені,тремтячи від холода, стояли...