App Store Google Play

Зона комфорту

29 Червня 14:00
Зона комфорту

Чем больше споров вызывает то или иное решение, тем громче звучит решающий довод о военной необходимости.

Нередко приходится слышать, что война заставляет украинцев выйти из зоны комфорта – привычного жизненного пространства, в котором мы чувствуем себя уверенно и защищенно. Психологи знают, что зона комфорта сковывает человека и препятствует дальнейшему развитию. А гибридный конфликт с Россией вынуждает нас меняться, отказываться от знакомого и удобного, делать над собой усилия – и, следовательно, расти.

С этой точки зрения любые перемены, порожденные войной, выглядят благом для украинского общества. А любая критика происходящего – проявлением слабости и нежеланием жертвовать личным ради общего.

Увы, есть один принципиальный нюанс: война тоже может стать психологической зоной комфорта. Особенно если мы имеем дело с вялотекущим гибридным противостоянием, и большая часть населения избавлена от крови, грязи, голода, обстрелов и бомбежек.

За три с лишним года в Украине привыкли связывать любой спорный и неоднозначный шаг с войной. Но при этом у нас не научились различать две совершенно разные ситуации: когда война заставляет делать то, чего ты не хочешь; и когда война позволяет делать то, чего тебе всегда хотелось, но ранее не представлялось возможным.

Приведем простой пример. Как известно, война часто вынуждает прибегать к карточному нормированию продовольствия. Несознательный обыватель в подобных случаях злится и жалуется. Сознательный патриот понимает, что так надо, и принимает эту необходимую меру стойко.

Однако трудно представить, чтобы кто-то встречал введение карточек с бурным ликованием: "Ура! Наконец-то! Давно пора!" Еще труднее вообразить следующую реакцию: "Конечно, хлеб, мясо и жиры по карточкам – это хорошо, но почему из свободной продажи до сих пор не исчезли сахар и соль?! Мы воюем или нет?!!"

Между тем многие из нас реагируют на якобы вынужденные военные меры именно так – ликуя и требуя продолжения банкета. Ибо на самом деле речь идет не о жертвах ради победы над Путиным, не о добровольном самоограничении, а о вещах, приносящих радость.

Суровые запреты и жесткие квоты, строгие предписания и громкие переименования не сопряжены с дискомфортом для тех, кто их горячо поддерживает, – совсем наоборот. Это не "война заставляет", а скорее "война позволяет".

В теории украинское общество должно выйти из зоны комфорта, чтобы выстоять в схватке с внешним противником. Но на практике мы все чаще наблюдаем иную тенденцию: одна часть общества должна пожертвовать своими ценностями, чтобы другая часть общества обрела собственную зону комфорта.

В этой зоне комфорта чувство защищенности и уверенности в себе связано с легитимным насилием над окружающими. С возможностью диктовать другим свою волю; не обременять себя вынужденной толерантностью; отметать любую критику как вражескую пропаганду; запрещать и ограничивать все то, что тебе неприятно.

На фоне войны с РФ такая удобная позиция выглядит вполне оправданной.

Фактически война стала для Украины распахнутым настежь окном Овертона. Рамки обсуждаемого и допустимого резко расширились, позволив приблизить действительное к желаемому. И, требуя перемен, многие радикальные патриоты не собираются меняться сами – они стараются подогнать окружающий мир под собственное давно сложившееся мировоззрение.

Будем говорить откровенно: не существует скромного историка Владимира Вятровича, мечтавшего о чистой академической науке, но вынужденного пожертвовать любимым делом из-за войны и, превозмогая себя, взяться за необходимую Родине декоммунизацию.

Нет, все ровно наоборот: благодаря войне директор УИНП делает именно то, к чему всегда стремился, о чем всегда мечтал, но не мог в полной мере реализовать в довоенную эпоху.

Из этого не следует, что декоммунизация в Украине не нужна. Из этого следует лишь одно: российская агрессия подарила нашим декоммунизаторам новую реальность, в которой они чувствуют себя по-настоящему комфортно. И чтобы этот психологический комфорт сохранялся, роль истории как инструмента гибридной войны не должна ослабевать.

"Кому война, а кому мать родна", – в действительности эта банальная истина касается не только ловких дельцов, но и абсолютно бескорыстных людей. Гибридное противостояние с РФ позволило одним популяризировать свои идеи, другим – почувствовать собственную значимость, третьим – потешить давние  комплексы, четвертым – выплеснуть наружу природную агрессию.

Все это способно постепенно оттеснить на задний план чужие страдания, слезы и боль. Так война входит в привычку наряду с другими жизненными  удовольствиями. А поиски внутренних врагов и призывы к закручиванию гаек становятся таким же приятным и бодрящим ритуалом, как утренняя чашка кофе или обеденный аперитив.

Но парадокс в том, что зона комфорта, порожденная гибридным противостоянием, не предполагает настоящей победы.

Гипотетический крах путинского режима, возвращение Крыма, деоккупация Донбасса – на практике это обернулось бы для многих активных украинцев нешуточным стрессом.

Как только российская угроза будет нейтрализована, привычное и удобное жизненное пространство рухнет.

Обосновывать собственные желания и хотения, ссылаясь на войну, больше нельзя! Оправдывать войной любые акты насилия больше не получится! Объявить любого оппонента замаскированным кремлевским агентом больше не удастся! Пропагандистский трэш, сочиняемый и цитируемый с таким удовольствием, больше не актуален!..

Выход из ура-патриотической зоны комфорта окажется не менее болезненным, чем вынужденное прощание пророссийских обывателей с "русским миром". И, видимо, каждому из нас пора честно спросить у самого себя: а действительно ли ты хочешь победы и внутренне готов к ней? Или в глубине души тебе хотелось бы, чтобы гибридная война с Москвой не закончилась никогда?

Українська правда



Hoвини Join

Погода, Новости, загрузка...
Максим Мірошниченко

Нащадки слави Січових Стрільців

Дзвонить пан Юрій Фоменко, каже шо поки одні петлюрівці-дезертири сплять або чубляться в інтернеті, інші петлюрівці саджають на Соборній площі ялівець (можжевєльнік) біля пам'ятного хреста воякам...
Максим Мірошниченко

Моя країна

Взагалі знаєте, президент моєї країни - це президент закинутої на заднє подвір'я історії країни, яку хочуть розколоти та розвалити. Значній масі населення якої на це начхати. Суди якої виправдовують р...
Анастасія ГОРЯЧА

До людей, як до худоби

Якось Яніка Мерило стрімила з СВ потяга, здається, Київ-Львів... Вона казала про реформи, які таки відбуваються в нашій країні, демонструючи новеньку плазму у люксовому вагоні. Довелось якось і мені п...
Юрій Фоменко

Земля країни Герр

1970 рік. Наше місто розросталось на лівому березі. Вже вийшло за межі Мануйлівки і розбудовувалось у плавнях і на пісках.  З появою нових будівель виникало питання закладки зелених зон. А для зе...