App Store Google Play

Держава, яка стала Батьківщиною

18 Квітня 14:00
Держава, яка стала Батьківщиною

"Когда государству что-то от тебя нужно, оно называет себя Родиной". На постсоветском пространстве афоризм швейцарца Фридриха Дюрренматта прижился именно в такой, слегка перефразированной форме.

Разумеется, всякой государственной машине удобно действовать от имени Родины. Но назваться Родиной мало – необходимо, чтобы этот статус был признан обществом. И если в соседней России никогда не возникало проблем с отождествлением государства и Отечества, то независимая Украина пришла к подобному лишь три года назад.

На протяжении многих лет активные украинцы оставались стихийными либертарианцами. Государство Кучмы или Януковича однозначно считалось вражеской структурой, отечественные чиновники и силовики – нашими главными противниками, а игнорирование государственных запретов, неуплата налогов и уклонение от воинской службы – долгом всякого здравомыслящего человека.

А потом наступил судьбоносный 2014 год. С началом российской агрессии неравнодушные граждане неожиданно очутились по одну сторону фронта с обитателями Печерских холмов. Государственное насилие оказалось жизненной необходимостью, презираемые ранее силовики – героями, чиновники в строгих костюмах – защитниками Украины на международной арене. Произошло чудо: наиболее энергичная часть общества, годами боровшаяся с государством, признала его Родиной и подставила ему плечо.

Весной 2014-го перед государственным аппаратом открылись поистине неограниченные возможности.

Государство получило зеленый свет на всех направлениях. Ему были готовы предоставить немыслимые ранее полномочия. У него появилось множество добровольных слуг. Тысячи из нас устремились на помощь неуклюжему украинскому Левиафану, желая сделать его больше, сильнее и зубастее.

Если бы наверху попытались воспользоваться моментом, чтобы выстроить нечто по-настоящему жесткое и тоталитарное, то, пожалуй, это было бы вполне реально. Однако история распорядилась иначе.

Сначала последовал страстный медовый месяц между обществом и государственной машиной. Вчерашние повстанцы вливались в официальные силовые структуры, в высоких кабинетах высаживался волонтерский десант, по соцсетям расходились трогательные селфи с новыми полицейскими.

Затем эйфория пошла на спад. Энтузиасты обнаружили, что остаются для родной державы чужаками, покушающимися на государственные функции и подрывающими государственный престиж. Многих шокировала известная президентская речь, когда глава государства счел нужным подчеркнуть, что победа была бы достигнута "и без волонтеров".

И, наконец, мы пришли к ситуации, когда уязвленный Левиафан мелко мстит общественным активистам, обязав их подавать е-декларации.

Можно долго рассуждать о допущенных ошибках, но, по всей видимости, бурный роман общества с государством был изначально обречен на неудачу. Ибо сама трансформация украинского государства в Родину воспринималась на Майдане и на Печерских холмах по-разному.

Отождествив государство с Отчизной, патриоты вручили ему карт-бланш на радикальные действия и радикальные перемены.

Но оказалось, что для государственной машины намного комфортнее использовать чудесное превращение в Родину по-другому – как карт-бланш на отсутствие перемен. Как возможность сохранить привычные правила игры и в то же время защититься от привычной ненависти, ссылаясь на противостояние с внешним агрессором.

Даже оставшись коррумпированным, некомпетентным и насквозь прогнившим, украинское государство все равно будет своим – так разве этого недостаточно, чтобы поддерживать его, когда ему угрожает вражеское государство Путина?  Родину ведь не выбирают, и она в опасности!

Отчасти эта логика себя оправдала.

Да, активные украинцы разочарованы, у нас почти не осталось надежд на скорую перезагрузку государства, и его никто не идеализирует.

Тем не менее украинское государство стало рассматриваться как некий коллективный Сомоса – "сукин сын, но наш сукин сын".

Государственной машине, худо-бедно противостоящей Кремлю, все-таки прощается многое из того, что мы не простили бы чуждому государству времен Кучмы и Януковича.

Большинство патриотичных граждан согласны с тем, что внутренняя дестабилизация Украины станет бесценным подарком для РФ. Какую бы неприязнь ни вызывал существующий государственный механизм, его разрушение воспринимается как вольное или невольное подыгрывание противнику. И сознательная часть общества воздерживается от лобовых атак на государство, не оставляя попыток приручить нашего непутевого Левиафана.

Беда в том, что защитный костюм Родины оказался чересчур удобен для государства: примерив его, на Печерских холмах явно утратили чувство меры.

Каждый провал государственной машины, каждый коррупционный скандал, каждый плевок в лицо гражданам сопровождаются патриотическими мантрами, напоминаниями о кремлевской угрозе и назойливыми призывами не раскачивать лодку. Между тем подобная тактика лишь увеличивает риск дестабилизации.

"Родина в опасности, необходимо сплотиться вокруг государственной власти" – это самый сильный козырь, который только можно представить. Он незаменим в чрезвычайных ситуациях вроде президентских выборов 2014-го, когда вся страна бросилась избирать легитимного Петра Алексеевича в первом туре.

Но, превращая патриотизм в засаленную карту, то и дело извлекаемую из рукава, государство его обесценивает. И чем больше им злоупотребляют, тем выше вероятность, что в критический момент этот козырь не сработает.

В конце концов, патриотическая  дилемма между неприятием собственного государства и боязнью подыграть врагу не так уж неразрешима.

Достаточно убедить себя, что державный сукин сын – не наш, что наверху окопались законспирированные кремлевские агенты, и разрушение государственных институтов не только не повредит воюющей Отчизне, а, наоборот, поможет выиграть войну.

Пока этот опасный тезис поддерживается лишь самой инфантильной и экзальтированной частью граждан.

Но украинское государство делает слишком много для его популяризации  – всякий раз, когда пытается прикрыть свои язвы и пороки гордым именем Родины.

УП



Hoвини Join

Погода, Новости, загрузка...
Усього півроку існує Царичанська об’єднана територіальна громада, до якої увійшли чотири сільські ради або 23 села району, проте за цей короткий проміжок часу на території, яку вона займає,...
В городе появился новый департамент с очень интересным названием - по вопросам энергоэффективных технологий и инициатив Днепровского городского совета.Ознакомиться с его положением можно здесь - http:...
Юрій Фоменко

Знакова зустріч

 Інколи трапляються зустрічі, котрі важко усвідомити і оцінити.  Вони раптові і неочікувані. В житті я мав декілька випадкових зустрічей, котрим не можу дати пояснення. Хто це був, як це ста...
Юрій Фоменко

Щастя

Шлях з Кодака понад Дніпром, повз острова Кодачок до Лоц-Кам’янки.  Назустріч мені рухаються два велосипедиста. Ще  далеко щоб їх детально розгледіти, але в їх рухові є відчуття чогось...
Васіліса ТРОФИМОВИЧ

Странная страна

Странная страна... Поколение выросшее в 90-х, по сути своей - ещё дети. Часть этих детей сложила головы на войне, часть - похоронила друзей которые были ещё с песочницы, часть отвоевала и навсегд...
Дніпро. Кам’яний хрест на Соборній площі. Біля нього поховано чотирнадцять січових стрільців.1918-1919 рік. Коли вони гинули за Україну, то хтось ділив владу.  А хтось, щоб урвати влади, до...