App Store Google Play

Сповідь розчарованих

31 Березня 10:00
Сповідь розчарованих

Проблема обоих Майданов именно в том, что мы по инерции называем их революциями. Хотя честнее было бы назвать их восстаниями.

Третий год подряд соцсети становятся кабинкой для исповедей. Люди пишут о том, что их мечта предана и растоптана. Что одномоментных перемен не случилось. Что идеалы Майдана отодвинуты на обочину. Что политики воруют, а чиновники саботируют. И каждый такой пост обнаруживает в своем авторе человека, который верит в то, что история – это набор дат и событий.

Хотя на самом деле, история – это логика процессов. Которые последовательны как времена года. И если история чему и учит – так это невозможности саму себя обхитрить.

Украинский Майдан не был революцией просто потому, что у революции есть не только четкая повестка, но и люди, которые ее затем реализуют. А украинский Майдан был скорее восстанием против попытки узурпации власти. Но объединение по принципу «против» совсем не то же самое, что объединение по принципу «за». И потому, все, что происходит сегодня в Украине – абсолютно закономерно.

Можно поменять обстоятельства жизни в стране – но нельзя быстро изменить общество. Это процесс, который растягивается на десятилетия. Мы часто судим о стране по аудитории фейсбука, но это ошибка. Украина соцсетей стояла на Майдане, записывалась в добробаты и волонтерила на фронте. Но ее доля вряд ли выходит за рамки условных 15%. И за этот электорат сегодня борются как минимум три политические партии.

А вся остальная страна хочет простого и понятного. Конца войны. Достатка. Уверенности в завтрашнем дне. Проблема в том, что в воюющей стране все эти вещи – точно такая же утопия, как и мечта об одномоментной трансформации государства. И в этом смысле люди с майдана и люди у телевизора совпадают в главном. В своих завышенных ожиданиях.

С одной стороны, именно завышенные ожидания создают тот самый запрос, который заставляет страну эволюционировать. Но в тот момент, когда завышенные ожидания из пространства стратегического планирования перекочевывают в пространство тактического ожидания – начинается фрустрация. Одно дело – стремиться к тому, что Украина в какой-то момент сможет вступить в ЕС. И совсем другое – надеяться на то, что это случится через пару лет.

Та же идея евроинтеграции тоже становится во многом заложницей этих ожиданий. Общество неоднородно, для кого-то эти идеалы ценны сами по себе – из-за общего духа свободы, которым они пропитаны. А для кого-то они инструментальны и, в первую очередь, восприниматся как способ достижения «европейского качества жизни». Но в том и проблема, что не существует некоего общего и универсального для всего европейского континента «качества жизни».

Мы часто сравниваем Украину с Польшей. Сопоставляем зарплаты, социальные гарантии, качество медицины и образования. Западный сосед в этом контексте привычно подается как некий образец для подражания, как ролевая модель, к которой следует стремиться. Но при этом в самой Польше (как и во многих других странах восточной Европы) царит точно такая же фрустрация насчет того, что западная Европа для них остается недостижимым идеалом.

И это закономерно: Германия или Великобритания остаются теми странами, куда уезжают на заработки сами поляки. А на высвободившиеся места приезжают работать украинцы. И несмотря на все польское благополучие неизбежное отставание восточной Европы от западной точно так же вызывает усталость и раздражение. Как следствие – на выборах в этих странах победу одерживают национал-популисты, энтузиазм которых сдерживает лишь европейская бюрократия.

И потому нужно четко отдавать себе отчет – в случае успеха реформ Украина все равно никогда не станет Германией, как не стала Германией и Польша. Если завтра у нас по мановению волшебной палочки появятся справедливый суд, эффективные правоохранители и ответственный парламент – мы все равно не будем региональными лидерами на континенте.

Более того – все эти желанные приобретения не сделают из Украины даже вторую Польшу. Во-первых, упущено слишком много времени. Во-вторых – уйдет немало времени на капремонт госмашины. В-третьих, потому что чудес не бывает – чтобы стать Южной Кореей или Финляндией нужны десятилетия упорного труда. А в-четвертых, войну никто не отменял: мы все равно будем тратить много на армию, а инвесторы будут скрупулезно взвешивать риски.

Самый оптимистичный сценарий нашего будущего – это стать Румынией. Тоже, кстати, православная страна с давней коррупционной традицией, которая по капле выжимает из себя неэффективность. И если вам кажется, что это не то, чего заслуживает Украина, значит, вы разочаруетесь в европейских ценностях точно так же, как разочаровались в Майдане. Потому что реальности нет дела до ваших амбиций, если они ничем не покреплены.

Наша фрустрация – это всего лишь нежелание отрефлексировать перемены. Те самые, которые произошли в обществе и стране за три года. Неготовность сопоставить реальность с той повесткой, которая царила в Украине тысячу дней назад. Мы все ждали от Майдана быстрого и одномоментного. Кинжальных реформ, тотальной кадровой ротации, быстрой смены правил. Но не учли глубины проблем и масштаба вызовов.

И проблема заключена не столько в реальности, сколько в наших ожиданиях от нее. В нежелании признавать, что горизонт решения некоторых проблем может быть дольше, чем нам хочется. Что амбициозность целей должна сопровождатся реалистичной оценкой промежуточных результатов.

Лучший способ не разочаровываться – не очаровываться. Это лишь в сказках Илья Муромец лежит 33 года на печи, а потом борет врагов. В реальности же он лечит пролежни и дистрофию.

Українська Правда



Hoвини Join

Погода, Новости, загрузка...
Максим Мірошниченко

Зневага

Йшов додому пішки. Якийсь херовий та невдалий день видався. Потім вирішив поїхати у трамваї. Так і швидше і людей поруч буде мало. А в мене ж ще є привілей - УБД. Ця фігня робить мені розкішну насправ...
Водитель-наркоман на нелегальном маршруте. В 10:00 утра.Отвратительней всего в этой ситуации то, что этот маршрут работает уже полтора года. Получил от полиции десятки протоколов, несколько водителей...
Максим Мірошниченко

Нащадки слави Січових Стрільців

Дзвонить пан Юрій Фоменко, каже шо поки одні петлюрівці-дезертири сплять або чубляться в інтернеті, інші петлюрівці саджають на Соборній площі ялівець (можжевєльнік) біля пам'ятного хреста воякам...
Максим Мірошниченко

Моя країна

Взагалі знаєте, президент моєї країни - це президент закинутої на заднє подвір'я історії країни, яку хочуть розколоти та розвалити. Значній масі населення якої на це начхати. Суди якої виправдовують р...