App Store Google Play

Розмова по п'ятницях. Володимир Трубников

05.11.2016 14:15
 Розмова по п'ятницях. Володимир Трубников

Когда после полуторачасового разговора я уже отключил диктофон, мой собеседник продолжил…

- Я ведь, не так давно был в Днепродзержинске… то есть, в Каменском. Так разговаривал с одним человеком о городе, начали о чем-то спорить, в итоге он говорит: «Ну что вы, приезжий, можете знать?». Отвечаю: «Фамилию Трубников слышали?». «Конечно!», «Так это я Трубников…». Хотя, конечно, как он меня мог сейчас узнать, если лет 35 назад он еще пацаном был…

Да, дорогой читатель, в начале 80-х имя Владимира Трубникова, наводившего ужас на многих украинских голкиперов (да и не только украинских), в Днепродзержинске было знакомо любому мальчишке, мало-мальски интересующегося футболом, а в ту пору им был практически каждый… 

Начало

- Мне почти всегда везло на футбольных специалистов, с которыми приходилось работать. Прямо с детства. В школе «Днепр-75» у нас был очень сильный возраст – команда 1962 года рождения. Мы и за старших часто играли – за команду 1961 г.р., где был Витя Кузнецов, и сами по юношам становились чемпионами и призерами Украины.  Нас сначала начал собирать еще Павел Константинович Куприенко, но потом что-то у него не заладилось, и в школу на наш возраст был приглашен Борис Давыдович Подорожняк (не так давно ушедший из жизни Борис Подорожняк в начале 90-х полтора года был главным тренером днепродзержинского «Металлурга» - прим. автора). У него своя команда была этого возраста – он тренировал «Локомотив», ну и объединили всех в одну команду. В результате из нашей команды вышло сразу 13 профессиональных футболистов. И каких! Володя Лютый, Юра Миргородский, Игорь Андреев, Юрий Гревцов, потом со мной в «Металлурге» играл Лёня Туктаров… Ну и многие другие ребята заиграли в футбол. Такое очень редко бывает, чтобы одновременно одна детская команда давала столько футболистов.

Тогда нас стали подключать к дублю, а это был 1979 год, когда «Днепр» вылетел в первую лигу. Первая игра за дублирующий состав мне очень запомнилась. Мне тогда еще 17 лет не исполнилось. Полетели мы в Ленинград на матч с «Динамо». А самолет дали грузовой, без сидений, в каких нередко десантники летают. Лавки поставили вдоль стенок, и первая команда сидит в карты играет, а для нас молодых всё в диковинку. Зато помню, какая у нас тогда гордость была, что поехали и первый такой матч сыграли вничью 0:0, причем играли в манеже, на искусственном покрытии, на котором мы не то что не играли, а и не видели его до этого никогда. Причем прилетели за несколько часов до матча, пообедали и на поле, а в ушах после турбовинтов самолета всё звенит. Этот Ан-26 я навсегда запомнил. Самое интересное, что на нем же мы потом летели из Ташкента в конце 1981 года. И если в Ленинград мы летели «всего» 4 часа, то из Ташкента – 11 часов! Там мозги вывернулись окончательно. Ну а если вспоминать игры за дубль, пока «Днепр» выступал в первой лиге, то особенно впала в сердце победа над «Спартаком» из Орджоникидзе (сейчас Владикавказ – прим автора), когда мы выиграли 4:2, а я забил три мяча. Первый мой хет-трик в карьере! Я так был счастлив!  

А еще запомнился домашний матч против «Колхозчи» из Ашхабада. Мы как раз закончили школу, и накануне матча у нас был выпускной. Нельзя сказать, чтобы мы там очень сильно в то время нарушали режим, но всю ночь перед матчем прогуляли, и получается, к игре отнеслись несерьезно. И молодежь вышла на матч, а нам еще дали пару опытных игроков, кажется, Петя Яковлев был, а в итоге «Колхозчи» на нашей базе в Приднепровске разнесло нас по кочкам - 5:0. Урок тогда был серьезный.

Секретный фарватер

В общем, пока я два года играл за дубль, основная команда вернулась в высшую лигу. А параллельно папа отвел меня к себе на завод, на ДМЗ, и я в его бригаде стал слесарем работать.

- В футбол было лучше играть?
- Конечно, я сразу понял, что лучше в футбол играть, чем на заводе работать (смеется). Но самое главное, что мне там не нравилось – замкнутость. Я вообще не могу находиться взаперти. Мне нужна свобода, открытость. А завод был закрытый, режимный. Простому смертному туда попасть было невозможно.

- А что вы изготовляли на заводе?
- Детали для локаций подводных лодок. Отец мой на заводе уже лет 40 проработал. Его когда-то вызывали в Ленинград устранять неполадки на лодке, и он там на месте всё исправлял. А все детали изготовлял наш 25-й цех. Сейчас об этом уже можно смело говорить, это ни для кого не тайна, а в то время тебя в течение пяти лет после работы на заводе не выпускали за границу, чтобы не дай Бог секреты не раскрыл. 

- В армии довелось послужить?
- Да. 38 дней был в части. Тренировал тогда «Днепр» Виктор Авраамович Лукашенко. Он и говорит: «Труба, тебе ж уже 18 исполнилось, надо подумать, что с армией делать». И вот нас трое: со мной Олег Тагиев, к сожалению уже покойный, и Стас Бабенко, но Стас был постарше, жена беременная, и он отслужил недельку, а потом его отпустили. А нас прикомандировали к части 3359, что на улице Чичерина – это охрана особо важных объектов, то есть Южмаш, ДМЗ, другие предприятия. Я только рассчитался с заводом, уйдя по статье "в связи с призывом в армию", а военного билета на руках еще не было, получил его только на пятый день. Прибыли мы в военкомат на Шмидта, постригли нас на лысо, дали бушлаты и отправили в часть. И опять всё закрыто. На заводе не выйдешь, и из части тоже никуда. На меня это очень давило и угнетало. Вот не могу быть один в комнате, я другого типа человек, нужно постоянно общение, движение… В общем, в части я пробыл 38 дней, после чего меня командируют на ЮМЗ. Хотя на самом деле я и играю за дубль, и с командой тренируюсь, и на сборы езжу. Но на сборах было очень тяжело. Долго мне давался этот переход из юношеского футбола во взрослый. Постоянно не успевал на поле, хотя более старшие ребята меня всегда поддерживали. Тот же Сережа Мотуз… Мне не пихали, не орали на поле, а наоборот учили, что и как делать. И вот «Днепр» вернулся в высшую лигу и…

- Начинает всем проигрывать…
- Да, попадем всем подряд. А у Лукашенко какая тогда могла быть отмазка перед руководящими партийными органами? Он им говорит, вот смотрите, мол, я молодежь в состав ввожу, мы никого из Москвы не приглашаем, чтобы не давать им квартиры и машины, а свои кадры воспитываем, раскрываем их. Вову Лютого в пример приводит, который еще с прошлого сезона в основу пробился… Он был высокий, фактурный, поэтому сразу приглянулся.

Но долго так тянуться не могло, и тогда пригласили Владимира Александровича Емца. И я прихожу, будучи еще солдатом и вижу их с Геннадием Афанасьевичем Жиздиком. Смотрю - дядька серьезный, без руки, где-то даже испугался… Но психологически со мной они поступили очень просто. «Труба, не будешь хорошо играть, не будешь забивать, значит пойдешь в настоящую армию. Оденешь сапоги, и будешь служить». Так я, чтобы не вернуться обратно в часть, вспоминая эти мозоли, эти портянки, хотя, конечно, казалось бы, что каждый мужчина через это должен пройти… Понятно, что старался играть так, чтобы остаться в команде.

Шанс сыграть в "вышке"

Для меня лично чемпионат 1981 года в дубле вообще начался неплохо. В первой игре с «Шахтером» вышел на замену. В следующей принимаем киевское «Динамо», я в основе, а у них на воротах Михаил Михайлов. Там у дубля всегда состав был мощный. И идет навесная передача, и я головой забиваю гол, хотя ростом не высокий - всегда был 173 см. Счастья – полные штаны! На следующий день в газете «Советский спорт» отчет о матче: основа «Днепра» проиграла 0:1, а в конце строчка по дублю: счет 1:1, гол у «Днепра» - Трубников, у «Динамо» – Юрченко (парень из Луганска). Следующая домашняя игра и опять основа проигрывает 0:1, теперь «Черноморцу», а дубль выигрывает 3:0 – я вновь забиваю, и еще пенальти зарабатываю. Потом у нас выезд в Москву с «Торпедо» и ЦСКА. Там и основа с ними хорошо сыграла, ну а мы с автозаводцами вничью закончили, а армейцам хоть и проиграли 2:3, но я свой гол всё равно им забил. И после первых восьми туров у меня было 6 забитых мячей, и я входил в тройку лучших бомбардиров дубля чемпионата. Кроме меня, это были Александр Баранов из Киева, который потом за «Металлист» играл, и Гамлет Мхитарян из «Арарата» - отец нынешнего полузащитника «Манчестер Юнайтед» Генриха Мхитаряна. Ну и так пошло-пошло. И ведь за дубль забивал многим известным голкиперам. «Спартаку» забивал с Прудниковым, московскому «Динамо» с Уваровым, «Зениту» с Бирюковым – то вообще моя любимая команда, два года подряд им забивал…

- Вы были лучшим бомбардиром в дубле. Неужели не было шансов провести в высшей лиге хотя бы один матч?
- Эх, был один… Это еще при Лукашенко было. Как раз перед домашним матчем с «Зенитом», накануне я забиваю им за дубль двушку и Виктор Авраамович говорит, что Труба, мол, готовься на завтра, попадешь в заявку на матч основы, езжай сейчас на базу в Приднепровск. А меня как раз после игры в этот момент ждала девушка… Плюс после игры за дубль у меня еще и нога была подбита хорошо. И получается, с одной стороны задрожал и испугался, а с другой еще и девушка стоит ждет. И вот я себе эту карьеру, ну просто сам, что называется, мазанул… Я сказал, что не могу. Тогда Лукашенко тут же обращается к Мише Паламарчуку: ты тогда езжай на базу. Так, Миша поехал на базу, а я к девушке, и там все дела (смеется)… Так что шанс был... Опять же и самому Лукашенко это было выгодно. Я был лучшим бомбардиром дубля, и он вполне мог меня выпустить на замену, поскольку это связывалось с его линией – дорогу молодым. Но, травма плюс девушка…

У меня еще в 14 лет была очень серьезная травма. Я ехал на велосипеде, упал на правое на колено, и у меня просто таки заклинило ногу. Как я потом ходил – не знаю. Меня профессора смотрели, ничего не могли сделать. Потом повезли к какой-то бабушке, и она мне эту ногу вправила. Но при этом объем правой ноги стал на 9 см меньше, чем левой. И левая – она толчковая, и по идее должна быть больше. Но правая, просто не бежала. И уже когда попал в команду, у меня дистанционной скорости не было. Левая бежит, а правая только помогает, хотя стартовая скорость была – с места я бежал очень прилично.

Картежник

По окончании чемпионата 1981 года меня пригласили играть за павлоградский «Колос». В то время там собралась приличная команда, которая была несколько лет в призерах второй лиги. И Емец меня отправляет в этот клуб. Но там получилась заруба. В команде играли в карты, и с футболистами сел играть главный тренер Александр Попиначенко. И так случилось, что мне повезло, и я выиграл. По тем временам 40 рублей – у некоторых половина зарплаты. А по второй лиге 40 рублей – официальные премиальные за победу. В итоге тренер стал меня поддушивать, в состав не ставить, и перед чемпионатом вообще не заявляет на вторую лигу, и говорит: «Будешь играть за наш «Горняк» в первенстве области». Отвечаю, что это не мой уровень и на область играть не буду. Тем более, что на сборах много забивал, и всё было нормально, пока не сели играть в карты. После того случая, он мне одному запретил в команде играть в карты… Он пошел на свой принцип, я пошел на свой. 

Возвращаюсь к Емцу, рассказываю, что меня не заявили на вторую лигу, и опять начинаю играть за дубль. Дело шло к концу первого круга, команда должна была ехать на отдых в Евпаторию с семьями, у всех чемоданное настроение. Последние две игры играем с «Зенитом» и минским «Динамо». И опять я два мяча забиваю Бирюкову, а с Минском был тяжелый матч, и сыграли 1:1, а я с поля еле живой ушел. Там два центральных защитника-убийцы были Белов-Трухан, я после игры вышел, глянул на свои ноги: где только у меня на них не было следов от шипов, всё в шишках – просто кошмар. Хотя играл в щитках.

И тут идет Леонид Колтун, наш второй тренер, говорит: «Труба, за тобой покупатели приехали». И действительно, заходит Емец: «Ну что, Труба, давай иди играть в Днепродзержинск, помогай команде подняться. Вот их тренер - Алексей Иванович Расторгуев, он на тебя с трибуны смотрел, и им нужен нападающий». И Емцу я не мог ответить, хочу или не хочу переходить по одной причине: если я отказываюсь, то меня в армию отправляют, где мне служить еще полгода.

Мне Алексей Иванович очень понравился. Как я говорил, мне со многими тренерами повезло. В основном, где бы я ни был, со всеми был контакт. Люди были футбольные, давали нормальные упражнения. Да, в Павлограде у меня была беда с Попиначенко, который мог дать кросс на 20 км, либо заставлял через метровый барьер 20 раз прыгать без перерыва. Он сам не особо играл, зато рассказывал, как он хорошо бегает 100 метров. Ну и что? Зачем футболисту бежать стометровку? Нужна хорошая физическая подготовка, выполнять нужный объем работы, челночный бег использовать, а по прямой от флажка к флажку бежать 100 метров -это никому не надо… Так я перешел в

«Металлург»    

31 мая я еще сыграл за дубль «Днепра» против минчан, а уже 3 июня «Металлург» принимал лидера чемпионата – «Буковину». Что называется, с корабля на бал. В Черновцах была хорошая команда – Шмундяк много забивал, потом опытный Гакман из «Черноморца». И вот играем с «Буковиной» дома. В первом тайме у нас хватало силенок, много двигались. И вот после углового Гамидов мяч чирканул, а я головой замкнул. И это при своем невысоком росте, хотя тот же Гамидов еще меньше, чем я. Так, в первой же игре мы победили лидера 1:0, а я забил единственный мяч. Тогда отлично отыграл в воротах Боря Филатов. Как раз Витя Мунтян и Вова Елизаров играли в центре обороны, справа Слава Бабенко, слева Коля Голик – он до сих пор в Каменском детей тренирует. Была такая живая, веселая команда. Там еще пару человек Расторгуев привел из Северодонецка. Так вклинился в команду и играли.

- Тот период был одним из лучших у «Металлурга» у второй лиге. Команда мало пропускала, но при этом мало и забивала. Это от чего зависело, от тактики?
- Не могу сказать, что была такая тактика. Просто была очень хорошая оборона. В средней линии был Ткаченко – опытный футболист, он в основном всю игру вел. Но середина у нас может быть была немного слабее. Играли Валера Палийчук, Гена Пухкаленко, который должен был выходить на поле по возрастному цензу. А Саня Мартышов – он же интеллигент. Он в борьбу не лез, мог пас отдать, мяч придержать – хороший футболист, и много делал для атаки, но в обороне не отрабатывал. Мы с Гамидовым в нападении играли, а Валера не сильно был забивной футболист. Я в том сезоне пришел практически в середине чемпионата и забил в итоге больше всех – 10 мячей. Но опять-таки, это в основном те мячи, которые я сам находил. То на добивание от вратаря, то на добивание от штанги, то после какого-то прострела, не конкретно на меня, а в принципе на набегающих игроков. Сам находил эти моменты и забивал. Единственный, не свойственный для меня гол, помню, забил в Стаханове. Там было просто какое-то чудо, никогда такого не делал: минут за 15 до конца матча я протащил мяч от центра поля, когда передо мной было четыре защитника:  двух обыграл, потом одного по второму разу, вошел в штрафную, и вратарь думал, что буду делать передачу, а я пробил в ближний угол, и 1:0 мы выиграли. Для меня это редкий гол. Похожий забивал в Мариуполе Валентину Елинскасу, когда убегал с центра поля, но там передо мной был только один защитник. В том эпизоде ситуация была значительно сложней.

Что еще было приятно, в конце 1982 года меня пригласили в сборную Украины. Из «Металлурга» нас вызвали троих – Олега Матковского, Вову Багмута и меня. Мы играли за сборную до 21 года. Поехали в Одессу на сборы, от туда полетели в Сочи на групповой турнир и там нам не хватило всего одного забитого мяча, и мы пропустили вперед Москву, которая потом стала победителем этого турнира «Переправа». Это было большое соревнование, на котором просматривали молодых футболистов. Например, в сборной у нас был Олег Кузнецов из «Десны» черниговской, а после турнира его забрали в киевское «Динамо». Из харьковского «Маяка» был Сергей Свистун, который потом играл и в «Металлисте», и в «Шахтере», и в Венгрии мы с ним играли в одно время, но за разные команды. Как раз умер Брежнев, и мы в это время ехали с Багмутом в автобусе в Одессу. Сборная хорошая была. В решающем матче мы играли с Москвой, нам нужно было выиграть, но сыграли 0:0 – у них отлично действовал вратарь Цветков. Потом почему-то он нигде не заиграл. (Геннадий Цветков - рано ушел из жизни, выступал до этого турнира за московский ФШМ, затем попал в дубль "Спартака", а после играл во второй лиге за "Знамя Труда" из Орехово-Зуево и тульский "Арсенал" - прим. автора).

А у меня тогда тоже пошел толчок. Мне было ровно 20 лет. Меня стал звать «Кривбасс», приглашали в ярославский «Шинник». В Россию мне тогда ехать не хотелось, хотя и в первую лигу. А вот «Кривбасс» был на виду, планировал повышение, плюс предложил доплату, в общем, условия были лучше, чем в Днепродзержинске. Но вопрос был не в деньгах, а в перспективе роста. И до того, я удачно сыграл с «Кривбассом», особенно дома, на День Металлурга, мы их хлопнули. Стали меня они выдергивать зимой. Я приехал из сборной, неделю всего отдохнул и поехал в Кривой Рог. А там на сборах, как начались гонки, просто уничтожали во мне футболиста на беговой дорожке. Мяч вообще не давали. Там всё пошло по Лобановскому: тесты Купера, бег на 400… в общем гнали со страшной силой. И тут товарищеская игра и как раз с… Днепродзержинском. «Металлург» приезжает, а я выхожу играть за «Кривбасс». И после игры ситуация, подходит Алексей Иванович, говорит: «Сыночек, Вова, давай возвращайся, ну что тебе тут в «Кривбассе»? А мне уже и самому не хочется там оставаться после всех этих сборов. Хотя в Кривом Роге и были знакомые по «Днепру» Сережа Алексеев, Сережа Диев – встретили, как родного. Но душа туда уже не лежала. А тут еще и начальник команды «Металлург» Юрий Дмитриевич Орлов, со своей стороны: «Мы тебя всё равно зарубим через Киев и не дадим согласия на переход». Так и вернулся.

Продолжение следует…

Наше досье:

Владимир Леонидович Трубников. Нападающий. Родился 22 июня 1962 года в Днепропетровске. Воспитанник СДЮШОР "Днепр-75". Выступал: "Днепр-дубль" (Днепропетровск) (1979-1982), "Металлург" (Днепродзержинск) (1982-85 - 130 игр,28 голов), "Авангард" (Орджоникидзе) (1986), "Колос" (Никополь) (1986 -4 игры, 1 гол), "Шахтер" (Павлоград) (1987-88,1990-92 - 150 игр, 60 голов), "Звезда" (Кировоград) (1989 - 35 игр,8 голов), "Серенч-Хегилья" (Венгрия) (1992-93).  

fcstal.com



Hoвини Join

Погода, Новости, загрузка...
Васіліса ТРОФИМОВИЧ

Про блокаду і деградацію

В перший рік війни ми прагнули визволити свою землю і своїх людей. У другий рік війни - свою землю. На третій рік влаштували блокаду.  Влаштували блокаду переважно ті, хто сидить вдома, а їх роди...
Дніпро. Сьогодні намагався придбати газету "День".1. Центральна крамниця поштампа- Сьогоднішній номер буде в понеділок- Я залишу кошти, а в понеділок заберу 3 примірника...- Всього п'ять примірників і...
Прочитавши новину про отримання громадянства України колишнім депутатом Держдуми Росії від Компартії Денисом Вороненковим, починаєш краще розуміти логіку влади у питаннях надання та позбавлення громад...
Держава не у повній мірі виконує свої обов'язки перед бійцями на передовій.Влада користується тим, що українських захисників майже три роки поспіль на призволяще і в спеку, і в морози не покидають вол...
Васіліса ТРОФИМОВИЧ

Про Дніпро

Дніпро зараз захлинається у звуках сирен екіпажів швидкої допомоги. Україна думає про "загострення" вздовж усієї лінії фронту. Але щоб відчути його шкірою - треба бути у Дніпрі.Про ресурси. Кількість...
Дмитро Томчук

Начать с Украины

В ответ на мои статьи мне пишут: что вы нам рассказываете то про Китай, то про Европу, пора начинать с Украины, делать здесь жизнь лучше и создавать рабочие места. Переведу этот месседж на доступный я...