App Store Google Play

І спитала кроха

07.10.2015 10:17
І спитала кроха

Все, наверное, помнят знаменитое стихотворение Маяковского «Что такое хорошо…» Современные дети задают вопросы посложнее. Идем с пятилетним сыном внизу проспекта Кирова, вдруг он хватает меня за руку с криком:

- Мама, смотри, — сфинкс!

Оглядываюсь и вижу гранитную стелу с торчащей из нее головой «вождя» (это еще в прошлом году было).

- Да нет, не сфинкс это – Ленин, — говорю. И уже предчувствую следующие два вопроса.

- А что он сделал, что ему памятник поставили?

- Да что сделал — много наших людей голодом уморил в 1921—1923 годах своей политикой «военного коммунизма».

У малого глаза большие, синие – широко распахнулись в удивлении. Брови сложились домиком:

- Так почему же не снесли памятник?!

Решив не вдаваться в трудные объяснения психологии жертвы, которую бьют, а она все равно «любит», отвечаю просто: «Не успели, наверное». И скорее поворачиваю сына спиной, чтобы не спросил, кто такой Киров и что он сделал выдающегося, что заслужил на памятник. К счастью, вскоре злосчастную стелу с барельефом демонтировали. Мы с малым съездили — посмотрели: справедливость восстановлена.

Но на этом вопросы не закончились. Возраст-то любопытный. Вскоре сын спросил: «Что такое совхоз?» Потому что живем на улице Совхозной. «Кто такой Косиор?» Потому что бабушка и дедушка живут на улице имени этого недоброй памяти господина… Я подумала: какая каша должна образоваться в голове ребенка, который живет с убеждением, что окружающий мир добрый и справедливый, и вдруг обнаруживает, что названия родного города и улиц, памятники увековечивают убийц и мучителей? Как в таких условиях воспитать патриота, неравнодушного гражданина своей страны?

 

КОНЦЕПЦИЯ ПЕРЕИМЕНОВАНИЯ

Лично я рада, что наш город получит какое-нибудь светлое имя, например, Днепр, Днепрослав, Днепроград или Сичеслав. Что проспект Кирова станет проспектом имени исследователя и первого добытчика криворожской железной руды Александра Поля. Что проспект Карла Маркса получит имя выдающегося историка Дмитрия Яворницкого (хотя я лично назвала бы центральный проспект да и весь наш город в честь Александра Поля – человека одновременно практичного и высокоморального. При всем уважении к Д.И.Яворницкому, в истории города нет личности, которая бы сделала для развития нашего края больше, чем Поль).

Вообще около 15% улиц вернут их исторические названия. Октябрьская площадь, на которой стоит Преображенский собор, снова станет Соборной площадью. Улице XXII партсъезда будет возвращено старое название –Вознесенская. Площадь Красная, где стоит Троицкая церковь, вновь будет именоваться Троицкой площадью. Улица Демьяна Бедного, на которой возвышалась Успенская церковь, полуразрушенная в 1930-х большевиками (позже в остатках церкви разместилась 10-я больница), станет улицей Успенской. Проспект имени большевика Петра Воронцова будет носить имя Мануйловский в честь казацкой слободы Мануйловка, располагавшейся на этом месте.

Улица Щорса будет, как и до октябрьской революции, называться улицей Николая Костомарова. Улица, переименованная коммунистами в честь большевика Жуковского, вновь обретет прежнее название – улица Василия Жуковского в честь выдающегося поэта. Улица Кирова в Таромском вновь, как на старинных картах, будет именоваться Старый шлях. Улица имени большевички Пелагеи Поляховой, как и раньше, станет улицей Лебединской. Прежнее название вернут улице Чекистов – Победная…

Значительная часть улиц будет переименована в честь наших выдающихся земляков. Так улица Чичерина, как и до большевистского переворота, назовется в честь Надежды Алексеенко – вдовы миллионера Ивана Алексеенка, передавшей городу завещанный супругом капитал, сравнимый с половиной тогдашнего бюджета Екатеринослава. На эти деньги, как и хотел наш богатый земляк, построили первую в городе детскую больницу, которой позже присвоили имя выдающегося врача Михаила Руднева.

Сквер Октябрьский станет сквером имени архитектора Ивана Старова, спроектировавшего Потемкинский дворец. Улица Гусенка будет носить имя архитектора Дмитрия Скоробогатова, которому город обязан многими необычайно красивыми административными зданиями (например, Городская управа на центральном проспекте, дом 47) и роскошными особняками конца ХIХ – начала ХХ веков. Улица Исполкомовская будет названа в честь династии губернских архитекторов Альберта (отец) и Леонида (сын) Бродницких, благодаря которым, в частности, в нашем городе появились стремительный силуэт костела Св.Иосифа, здание Губернской земской управы и уютный особняк «Козацького батька» (дом-музей Д.И.Яворницкого). Улица Серова сохранит память про нашего легендарного губернатора середины ХІХ века, немца по происхождению, Андрея Фабра, под неусыпным руководством которого кусок степи с курганом посреди города превратился в цивилизованый проспект с бульварами.

Улица Фучика, на которой сохранился дом нашего земляка, изучавшего природу родного края и составившего научное описание 1120 видов местных растений, станет называться улицей имени ботаника Ивана Акинфиева. Улица имени Клары Цеткин будет напоминать ее жителям о научных изысканиях в области механики и машиностроения выпускника, а позже ректора Днепропетровского университета академика Владимира Моссаковского.

Часть улиц будут названы в честь украинского казачества, ведь на территории нашей области находилось 5 запорожских сечей и многие жители города являются потомками запорожцев. Например, проспект Ильича будет переименован в честь автора первой Конституции времен украинского казачества Пилипа Орлика. Улица Косиора станет проспектом и будет носить имя последнего кошевого Запорожской Сечи Петра Калнышевского (жаль, что именем этого реформатора економической жизни «сечевиков» не назвали одну из центральных улиц – он того достоин). А набережная Ленина, возможно, станет Набережной Сичеславской…

Небольшая часть улиц получит имена борцов за украинскую государственность начала ХХ века. Улица Карла Либкнехта станет называться в честь нашего первого президента историка Михаила Грушевского. А улица большевика Куйбышева – в честь первого главы правительства Украинской народной республики Владимира Винниченка.

Будут и совершенно нейтральные названия: улице Дзержинского присвоят имя академика Владимира Вернадского. Площадь Николая Островского будет переименована в площадь Старомостовую (потому что выезд на нее со Старого моста). Площадь Петровского – в площадь Вокзальную. Улица Корнейчука преобразится в улицу Бориса Мозолевского, археолога, который нашел знаменитую скифскую пектораль…

Вспомнив свое докоммунистическое прошлое, увековечив имена выдающихся земляков, наш город замечательно преобразится и, не застревая в путинских «новороссиях», со всем историческим богатством вольется в единую реку бытия Украинского государства. Конечно, при условии, что предложения комиссии будут утверждены депутатами горсовета.

 

«НЕ ЧИТАЛ, НО ОСУЖДАЮ»

Но вот как отнесутся к этому депутаты, большинство из которых были членами ПР, — вопрос. Сейчас они кричат о том, что нужно провести местный референдум и оставить городу старое название. Странные люди. Нет уже такого понятия как «местный референдум». Принятый в 1991 году закон «Про всеукраинский и местные референдумы» перестал действовать именно в 2012 году – после того, как депутаты от ПР в большой спешке протолкнули весьма неоднозначный закон «Про всеукраинский референдум», дающий особые преференции Президенту, позволяющий вынести на обсуждение вопрос о целостности Украины и т.д. Очевидно, были у партии Януковича на этот закон особые планы.

С другой стороны они напирают на финансовую сторону вопроса. Мол, таблички с названиями улиц нужно менять, а это денег стоит. И в то же время скромно умалчивают, что «референдум» по вопросу названия города обойдется местному бюджету, как минимум, в 2, 5 млн грн. Распространяют яркие рекламные проспекты (дай Бог, чтобы Верховная Рада таки запретила политическую рекламу на биг-бордах и всяких бумажках – сколько бы деревьев уцелело!), где, среди прочей брехни, указывают стоимость замены паспорта и других документов. Некоторые журналисты, не читавши закон о декоммунизации, повторяют этот бред… К чему? Чтобы напугать людей, до сих пор живущих по советскому принципу «не читал, но осуждаю», заставить их проголосовать за свою политсилу, пообещавшую защиту от «плохого» закона.

Я закон внимательно прочитала. Там НИГДЕ не сказано, что гражданам специально нужно менять паспорт или какие-то документы: когда вы обратитесь по своим вопросам, например, меняете прописку, тогда вам заодно поставят в документы штампик с новым названием улицы. Совершенно бесплатно. Все изменения предписаны только юридическим особам. И деньги с них за это не берут. Засомневавшись в своей юридической грамотности, я обратилась к специалисту — днепропетровскому юристу Дмитрию Михалевичу и он подтвердил мои выводы: «Законом о декоммунизации внесено изменения в Закон Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей». Эти поправки отменяют административный сбор за внесение изменений в учредительные документы в связи с приведением их в соответствие с новым Законом».

Кто не верит – проверьте. Кто не осилит прочитать длинный закон, посмотрите разъяснения на сайте Института нацпамяти: http://www.memory.gov.ua/page/dekomunizatsiya-0. Там в конце страницы есть схема: кому что менять.

 

КТО НЕ МОЖЕТ ПОДНЯТЬСЯ – РАЗРАСТАЕТСЯ ВШИРЬ

А относительно стенаний, что «не ко времени сейчас переименования, давайте обождем…» Чего ждать? Дождались уже и Крым, и Донбасс, где было больше всего памятников Ленину и музеев коммунистической славы. Многие знакомые историки, побывав в тех музеях, возвращались в полнейшем шоке: «Боже мой! Эпоха динозавров! Они не знают кто на самом деле были те люди на портретах, но свято хранят советскую память о них!» Хранят, потому что это тоже кое-кому нужно. Советская идеология – крючок для ловли легковерных. Не нужны мы России, чтобы она нас кормила. Наоборот. Победы «русского оружия» на нашей территории режиму Путина нужны как пропаганда: «Смотрите, какие мы молодцы – Крым завоевали!». Как говориться, не можешь подняться выше – разрастись вширь. Завоюй кого-нибудь и у населения будет поддерживаться иллюзия, что процесс идет, страна развивается…

Хотя, например, бывшие советские республики и страны соцлагеря (Польша, Литва, Латвия, Эстония, Чехия), декоммунизацию провели, пропаганду и коммунистическую символику запретили, период, когда российские «гуманитарные войска» оказывали на их землях непрошенную «братскую помощь», назвали коротко и ясно – «оккупация». Сейчас все они уже в Евросоюзе – сообществе самых развитых стран, которым чтобы понять что они хорошо живут никого не нужно завоевывать.

И на Западной Украине, где не было устроенного властью Голодомора и где процесс декоммунизации начался сразу же после 1991 года, живут люди более счастливо, чем на Востоке нашей страны – рождаемость с плюсом, суицидов на порядок меньше…

 

И последний вопрос – самый важный. Необходимо ли переименование?

…1933 год. Днепропетровск. К пристани причаливает пароход «Комсомолец», а на берегу его уже ждут люди. «Жуткое это было зрелище, — рассказывает Ирина Николаевна Мороз, 1911 г.р., которая работала на пароходе буфетчицей: — голодные, опухшие старики, матери с малюсенькими детками на руках…» Они спешат в Беларусь, потому что слыхали, что там нет голода. По опыту Ирина Николаевна знала, что добраться туда посчастливится немногим. Страшнее всего было видеть детей, которых уже оставили последние силы, но они еще дышали. Они открывали ротики, как рыбы, которых вытащили из воды. А зеленые мухи облепляли маленькие тела… Хотя добрая женщина отдавала детям свой пайок (от такого зрелища кусок хлеба в рот не лез), на каждой станции сгружали тела умерших. Много трупов лежало просто на берегах Днепра, потому что их некому было похоронить…

«По дворам ходили так называемые «активисты»… У нас зерна они не нашли, но забрали конячку, а потом (через несколько дней) и коровку. В поисках зерна перекопали весь двор и огород, и нашли-таки в печи узелок, оставленный на «черный» день… Многие в нашей семье умерли от голода: мои тети, дяди, братики, дедушка. Начали мы с мамой есть соль, но от нее еще больше опухли, хоть и запивали водой. Мама уже не могла ходить. Лежала на печи и все просила пить, а на рассвете умерла. Я уже ничего не боялась, не хотелось мне ни кричать, ни плакать, только бы поесть чего-нибудь… » — вспоминала жительница села Дмухайливка Магдалиновского района Днепропетровской области Галина Павловна Махно, 1922 г.р.

«То, что происходило в 1932 году ни с чем невозможно сравнить. Приехали активисты из района и сотрудники НКВД, которые со списками по ночам ходили по хатах и забирали все, что находили. Тех людей, которые активно противостояли им, не давали забирать продукты, сотрудники НКВД уводили с собой. У нас был случай, когда сотрудник НКВД убил человека (колхозника Федора Григорьевича Гиренка), который не давал им забрать продукты. Но мы ничего не могли сделать», — это свидетельство уроженца села Молодежное Царичанского района Днепропетровской области Иосифа Антоновича Мереженка, 1912 г.р.

Таких свидетельств наших земляков сохранились тысячи. Сотни тысяч жителей Днепропетровщины умерли мучительной смертью в годы Голодомора. Тысячи семей были раскуркулены и вывезены в Сибирь. (В том числе мой прадед кузнец Каленик Рева, вместе с семьей изгнанный из родной хаты в селе Губиниха в 1929 году.)

Этот грех оставить безнаказанным? Имена убийц, а также их руководителей дальше будут красоваться в названиях городов, улиц, поселков? Тогда не нужно удивляться, если беда снова придет в дом. Если сторонники «русского мира», насмотревшись пропагандистских фильмов, пробуждающих ностальгию о Великой России (царской ли, коммунистической – империалистам без разницы), вдруг захотят очистить Украину от «хохлов», которые мешают жить русскому человеку…

Зло должно быть наказано. Это ясно даже ребенку. И лучше позже, чем никогда.

 

Институт Александра Поля

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Селище офіціно перетворюється в мікрорайон міста Дніпро.Історія селища починаєя в часи Другої світової віни. Повітряні сили німецької армії будують тут летовише і інфраструктуру навколо нього - метале...
Дана новина попалася на очі випадково – через моніторинг новин по Дніпру. Від Дніпра тут якщо чесно лише аеропорт, але сама новина – просто пісня. В тому сенсі, що є наглядною ілюстрацією...
Ігор КУЛІКОВСЬКИЙ

В одній країні...

В одній країні керівник республіки пішов в замєс з міністром МВС. (опускаючи терміни "псевдо", "помилка", "404")Хтось казав про різність ідеологій і глобальні політичні мотиви. Хтось казав про "руку о...
Максим Мірошниченко

Не лише початок, але й поворот

21 листопада - це не тільки початок Революції Гідності. У цей день у 1920-му році уряд УНР перейшов польський кордон і назавжди втратив територію. 12-тисячне військо та урядовці вірили у те, що продов...