App Store Google Play

Страх і ненависть прифронтового правосуддя

02.06.2015 09:15
Страх і ненависть прифронтового правосуддя

Вообще, готовясь к поездке в прифронтовой Мариуполь, где рассматривается содержание под стражей банды «циничных бандер» (по словам пятого президента Украины, они грабили и похищали граждан Украины, а в факультативное от своей деятельности время убили сотрудника СБУ в Волновахе), я не сильно верил в то, что засесть там придется на 3 дня.
Все-таки избрать меру пресечения (у них заканчивалось постановление Мариупольского Жовтневого райсуда о заключении их под стражу на 2 месяца) для 11 человек, казалось можно и побыстрее. Однако уже на первом заседании стало понятно, что тут ожидается безумная нервотрепка.

По «счастливому стечению обстоятельств» оказывается, что первого же парня, которому инкриминируются мародерства и ограбления, слушает та же судья, Наталья Кирьякова, которая два месяца назад его же и «закрывала». Защита сразу же заявляет ходатайство об отводе судьи.
- Ваша аргументация...
- Считаем, что судья, который два месяца назад принимал необоснованное решение о заключении под стражу этого человека, может быть заангажирован...

Естественно, обвинение выступает против. Однако процедура отвода началась. Наталья Кирьякова покидает зал. Защита общается со своим подопечным, который, если верить общим фразам из материалов обвинения, грабил и мародерствовал. При этом следствие за несколько месяцев не произвело с ними ни одного следственного действия, - ни допроса, ни воспроизведения обстоятельств «преступлений» (и так по абсолютному большинству задержанных), а «свидетели» и «потерпевшие» от его «произвола» спокойно убрались куда подальше от «хунты» и «фашизма» на территорию ДНР и, судя по всему, желания возвращаться обратно не изъявляют.

Через час в зале суда появляется другой судья и начинает рассматривать ходатайство об отводе предыдущего судьи, после чего удаляется на совещание. Итог совещания для защиты не является новостью - судья не отвел от рассмотрения дела Кирьякову, которая мгновенно возвращается назад и принимает ходатайство уже от обвинения о проведении заседания в закрытом режиме. Обвинение объясняет всё просто
- ...чтобы не допустить разглашения тайны следствия...

Но «тайна следствия» - в этом случае вещь достаточно эфемерная, ибо неделей раньше общественники и журналисты уже ознакомились с этими «тайнами» в Киеве, когда в рамках этого же дела рассматривали дело ещё одного фигуранта «дела Сичи», киборга, Дмитрия Канивца. Дима получил ранения в Песках и сейчас его родные и защитники борются за то, чтобы спасти ему руку.
Тем не менее, Наталья Кирьякова не прислушалась к контраргументам защиты и судебное заседание закрыла. Зал покидают родственники задержанных, которые за несколько месяцев видятся со своими родными только в судах (свидание им не дают).

Уже в коридоре, осмотрев стенды с информацией о сотрудниках суда, становится ясно, что судья, который рассматривал ходатайство защиты, потерял уникальный шанс отвести от дела своего прямого начальника ибо Наталья Кирьякова - председатель Жовтневого райсуда.
Что далее происходит в зале окутано тайной - защитники и обвинение только считанные разы выходят на перекур, в промежутках между отдельными слушаньями. Судя по их изможденным лицам там жарко. Родственники отправляют улыбки и приветы родным, когда тех выводят под конвоем в туалет.

В зале суда всё обстоит жестоко - защита доказывает, необоснованность удерживания парней под стражей, обвинение упирается в свои протоколы, защита каждый раз начинает процедуру отвода судьи, когда опять же таки по стечению каких-то уникальных обстоятельств, заседание по отдельному парню ведет тот же судья, который его заключал в тюрьму в прошлый раз. И шарманка заводится по-новому, - обвинение выступает против, доказывает почему, но процедура уже начата. Является другой судья, выслушивает все аргументы сторон, удаляется, приходит, читает постановление от отклонении отвода, является «старый» судья, обвинение просит «закрыть» слушанья от посторонних...

В коридорах ближе к вечеру остаются только снующие сотрудники суда, родственники задержанных парней и конвой. Весело становится ближе к вечеру, когда к суду подъезжает «скорая» - врачи быстро заходят в комнату, где сидят парни. По слухам стало плохо Эдуарду Нечаеву, сотруднику охранного агентства, который охранял одно из зданий теплосетей в Волновахе, пока туда не зарвались люди в масках, сделали ему дыру в ноге и увезли в РОВД. Теперь он лечит ногу Мариупольском СИЗО. Его мама, уже женщина в летах, начинает плакать. Через 20 минут врачи на выходе как-то испуганно произносят:
- С ним все в порядке. Вкололи обезболивающее. Все будет нормально.
Однако экипаж, что не свойственно для «скорой», еще 5-6 минут стоит под судом и только потом уезжает. Но через 40 минут один из задержанных, выходя в коридор под конвоем, говорит:
- Нечаеву снова нужна «скорая».

Тот же самый экипаж появляется в суде только через 20 минут. Но пройти к Нечаеву он не может, - конвой никак не может понять кто и зачем вызвал врачей. Далее медики перемещаются в зал суда, где, видимо, уже горит дискуссия о вызове экипажа. Кто вызвал, кому, нужно ли...Снова укол, снова «С ним всё нормально».
Через час, под зданием суда, где уже горят огни только первого этажа, свои такси ожидают уставшие адвокаты, следователь, прокурор и судья. За сегодня суд постановил о продолжении удерживания под стражей только троих парней - четвертого перенесли на завтра. Становится ясно, что в Мариуполе мы задержимся еще точно на два дня. На нашего адвоката Оксану Томчук страшно смотреть - у нее нет никакого осмысленного взгляда.

- ...и тут прокурор говорит, мол, это вы такие крутые приехали из Днепропетровска, а у нас тут, в Мариуполе война! Какая у них война?! Это они о войне своим задержанным рассказывают?!
На следующий день, еще за несколько часов до суда мы покупаем 11 продуктовых наборов и отвозим их в СИЗО, чтобы парни смогли до того как их вывезут в суд, принять свои передачки. Тут же на месте мы узнаем, что некоторые из задержанных, которые в свое время воевали в батальонах ДУК ПС и «Днепр-1» (кто-то успел оформиться и под задержания их уволили из батальона задним числом, списав их оружие как «утерянное под Иловайском», у кого-то документы только были на стадии рассмотрения), сидят в одних камерах...с сепаратистами, - наводчиками и «глазами и ушами» армии ДНР!

Кое-кто из наших вояк отнекивается от рискованных расспросов сокамерников, «включает дурачка» - потому что геройствовать против взрослых мужиков, закрытых в одном помещении могут быть самыми разными.
Но некоторым повезло - они сидят в камере с еще 10-ю украинскими вояками!
- «Я тут как будто на одном из наших блок постов» - отшучивается боец.
Между тем, утром у Оксаны Томчук настроение боевое.
- Вчера обвинение вообще заявило, что у одного из парней было изъято «оружие массового поражения». Представляете, - «оружие массового поражения»?! Но никаких «атомных бомб» в материалах дела нет - Оксана.

Взрывающие мозг процедуры (ходатайства об отводе некоторых судей, «закрытие» судебных заседаний) продолжаются - родственники видятся с заключенными только в коридорах. Но только сейчас становится понятным что, на самом деле, парням это надо, - увидеть своих пусть даже в коридорах, пусть даже у дверей под туалетом, всего лишь на несколько секунд за два месяца. Парни просто должны знать, что их не бросают.

Оставшиеся два дня, казалось бы, не приносят никаких результатов, - парням по-прежнему продлили пребывание под стражей. Измученный следователь, приехавший на заседание из Киева уже на выходе из суда, по-доброму говорит Оксане, мол, в моей карьере всякие адвокаты попадались, но такие, как вы, нет.

- Там, некоторые дела ведут мои коллеги - я их обязательно предупрежу, что они столкнуться с такой защитницей...
Слышится нервный смешок. Но почему-то кажется, этот абсурд не будет длиться вечно все-таки хоть какую-то часть парней удастся достать из СИЗО, хотя бы чтобы те прошли необходимый курс лечения.

И тут в подтверждение этого выходит вишенка на торте - после последнего заседания, которое закончилось уже ближе к полуночи, секретарь суда, подойдя к Оксане, робко интересуется у неё не может ли она помочь разобраться в одном юридическом деле ее знакомого. Это просит секретарь суда, которая работает в храме Фемиды и, наверняка, может проконсультироваться по этому поводу у кого-то прямо на месте работы!

Уже в машине Оксана рассказывает нам интересную историю о том, что в материалах дела фигурирует уникальный случай задержания безработным действующего сотрудника МВД.
- Одно из показаний против нашего задержанного дано гражданином, который действовал «в составе оперативной группы». При этом в материалах дела он значится как безработный! Какой это человек с улицы в составе «оперативной группы» задерживает он при этом сотрудника МВД (батальон «Днепр-1» находится в подчинении МВД)?
Из Мариуполя мы уезжаем под покровом ночи, рассекаемой фейерверками сигнальных ракет у самой запорожской трассы. Новости из интернета вроде говорят о том, что боевики в ту ночь не предприняли никаких вылазок...

P.S. На прошлой неделе из тюрьмы под залог получилось достать Эдика Нечаева и Дмитрия Канивца. Обоих теперь можно наконец-то отвезти в человеческую больницу, где врачи смогут наконец-то заняться простреленной ногой Эдика и рукой Димы. По вердикту врачей, последний нуждался в безотлагательной операции еще в апреле. Там речь шла о банальном спасении руки. Родные верят что это ещё возможно.



Hoвини Join

Погода, Новости, загрузка...
Наше суспільство ще не готове для дозволу на вільне володіння автомобілем.Між тим, на руках у людей накопичилася значна кількість автомобілів - як легальних, так і ні (у тому рахунку, завезених із зон...
Історія індустріальних парків в Європі налічує більше ста років. Їх початкова концепція - створення оптимальних умов для роботи промислових підприємств - актуальна до сих пір. В Європі індустріал...
Тимур Желдак

Про лемінгів

Вони живуть з нами в одному місті, їздять з нами в трамваї і - в більшості - живуть на наші податки.Щоранку вони вишиковуються в черги - символ щасливої радянської молодості - за краплиною ворожої про...
Кривий Ріг найбільше з міст України, котре не є обласним центром. Населення міста - 637 550 мешканців, а бюджет понад 5 мільярдів гривень. Однак у виконавчому комітеті Кривого Рогу немає жодного...