App Store Google Play

Шоковий шлях

12.02.2015 15:40
Шоковий шлях

“Главное — не опоздать с реформами!” — настойчиво повторяет во время беседы с НВ польский политик и экономист Лешек Бальцерович. Он автор так называемой шоковой терапии Польши, в основе которой лежали радикальные реформы, позволившие стране быстро перейти от плановой экономики к рыночной.

В 1989 году, когда Бальцерович занял в Польше пост вице-премьера и министра финансов, он начал свою политику с резкого сокращения затрат госаппарата и уменьшения всевозможных дотаций для населения. Тогда реформы вызвали большое недовольство в обществе, зато достигли своей цели и послужили основой для дальнейшего реформирования и экономического развития Польши.

Сейчас Бальцерович возглавляет кафедру сравнительных исследований в Варшавской школе экономики. В Украине экономист встретился с первыми лицами государства, а затем поделился своими впечатлениями в Twitter: “Лучшие люди, которых я встречал в украинской политике с 1991 года”. Также Бальцерович согласился консультировать украинские власти по вопросам экономических преобразований.

Позже, уже разговаривая с НВ, Бальцерович проявлял дипломатичность, от оценок действий украинской власти воздерживался, но при этом настойчиво призывал не жаловаться и не откладывать реформы.

На Западе есть две точки зрения по украинскому вопросу: одни говорят, что сначала нужно дать Киеву деньги, а затем требовать проведения реформ, другая — что сначала реформы, а потом деньги. Какую позицию вы считаете правильной? —

Опыт показывает, что никакая финансовая помощь не заменит реформы. В Польше в 1989 году была настоящая экономическая катастрофа. Но мы не просили у Запада денег только потому, что мы бедные. Польша заявила, что проведет радикальные реформы в собственных интересах. И попросила поддержки этих реформ, а не субсидий для бедных. —

Это принципиальный момент — мы никогда не говорили, что делаем какие‑то шаги только потому, что этого требует МВФ. Это глупо. Мы просто проводили нужные реформы и тем самым доказали, что мы серьезные люди и выполняем свои обещания. После этого появилась поддержка, основная — это частный иностранный капитал.

В Украине не просто кризис, здесь идет война. Вы считаете, в этой ситуации возможно проводить реформы или стоит подождать окончания конфликта? —

К счастью, это не Вторая мировая война. Конфликт только на востоке Украины, и он не должен быть предлогом, чтобы откладывать лечение. Наоборот, это аргумент для скорейшего проведения реформ и укрепления экономики. —

Вы написали книгу под названием Загадки экономического роста. Расскажите, в чем секрет экономического роста? —

Все очень просто — нужно выйти из ситуации, когда ваши расходы постоянно превышают доходы. Большой дефицит бюджета — это очень опасно. И в вашем случае его можно избежать, только сокращая расходы,— увеличивать налоги нельзя, они у вас и так высокие. —

Реформы, которые прошли в Польше и Словакии 20 лет назад,— это сокращение субсидий и повышение пенсионного возраста. Все это нужно сделать и вам. Субсидии должны получать только самые бедные. А когда, как в вашем случае, государство субсидирует тарифы для всех, получается, что чем богаче человек — тем больше он получает субсидий. Это неэффективно и аморально.

Если бы вы были министром финансов Украины, каков был бы ваш план действий? —

О том, что нужно делать, было очень подробно сказано еще десять лет назад, так что в моих технических советах Украина не нуждается. Я приехал, чтобы сказать, что лучшая стратегия — не опоздать с терапией. Я говорил это не только украинским политикам, а и в Польше: если экономическая обстановка сложная, то затягивание реформ только усугубит ситуацию, и тогда политики начнут терять популярность. С технической точки зрения вам намного проще, чем Польше в 1989 году, потому что тогда у нас не было опыта. Проведя реформы в Польше, мы создали этот опыт. Так что теперь главное для вас — мобилизация и внедрение. —

Вы говорите, что в 1989 году Польша находилась в более сложном положении, чем Украина. Как думаете, почему в итоге Польше удалось провести реформы и стать стабильной демократией, а Украине — нет? —

Тогда в Польше политические лидеры были нацелены на движение к рыночной экономике. Так что весь секрет — в лидерстве и гражданском обществе. Ваш Майдан должен стать крепче, а политики — менее популистскими. Подыгрывая популистам, политики идут на большой риск, потому что экономическая обстановка — будет только ухудшаться, и недовольных будет все больше и больше.

Из общения с украинскими политиками у вас сложилось ощущение, что власть решится на проведение своей шоковой терапии? —

Шоковая терапия — это слишком радикальные реформы. Я никогда не употреблял это выражение. Хочешь кого‑то напугать, скажи о шоковой терапии. А вот быстрое лечение экономических проблем — это намного лучше, чем откладывание терапии. —

Если говорить о том, чем Польше пришлось заплатить за проведение реформ, были ли какие‑то уроки, которые Украине следовало бы извлечь? —

В 1989 году уровень жизни в Украине и Польше был схож, а сейчас между странами громадная разница. Так что намного большую цену заплатили те, кто реформы не проводил. Что лучше для пациента: лечить или не лечить? Разве кто‑то скажет: не лечить, потому что это больно? —

Вы в своем Twitter недавно написали, что если Запад в свое время предоставил вооружение Афганистану для борьбы с Советским Союзом, то он должен помочь вооружением и Украине сейчас. —

Да, я считаю, что Украина — это первая линия обороны для Запада. И я не один такой — на эту тему уже были статьи и в Financial Times, и в Wall Street Journal, так что, мне кажется, есть осознание, что Запад должен делать больше. —

А какие настроения по отношению к происходящему в Украине сейчас в Польше? —

У большинства поляков есть понимание, что Украина защищает не только себя. Есть большая антипатия к агрессору и надежда, что Украина будет проводить необходимые реформы. Сейчас поддержка Украины со стороны Запада зависит от реформ в вашей стране. Нельзя только и говорить, что мы — бедные, мы — слабые, мы — жертвы, и требовать поддержки. Не все на Западе симпатизируют Украине, ведь велико и влияние России. Так что чем больше Украина сделает сама, тем лучше предпосылки для поддержки Западом. —

Новое время

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Селище офіціно перетворюється в мікрорайон міста Дніпро.Історія селища починаєя в часи Другої світової віни. Повітряні сили німецької армії будують тут летовише і інфраструктуру навколо нього - метале...
Дана новина попалася на очі випадково – через моніторинг новин по Дніпру. Від Дніпра тут якщо чесно лише аеропорт, але сама новина – просто пісня. В тому сенсі, що є наглядною ілюстрацією...
Ігор КУЛІКОВСЬКИЙ

В одній країні...

В одній країні керівник республіки пішов в замєс з міністром МВС. (опускаючи терміни "псевдо", "помилка", "404")Хтось казав про різність ідеологій і глобальні політичні мотиви. Хтось казав про "руку о...
Максим Мірошниченко

Не лише початок, але й поворот

21 листопада - це не тільки початок Революції Гідності. У цей день у 1920-му році уряд УНР перейшов польський кордон і назавжди втратив територію. 12-тисячне військо та урядовці вірили у те, що продов...