App Store Google Play

Як злочинці в погонах фальсифікували справу «чорних ріелторів»

25.01.2015 12:47
Як злочинці в погонах фальсифікували справу «чорних ріелторів»

Как преступники в погонах

фальсифицировали дело «черных риелторов»

Часть 1

 

Правоохранительные органы в нашей стране все еще остаются вещью в себе, главной задачей которых является личное обогащение его сотрудников за счет остального населения. События прошлого года абсолютно не изменили мировоззрение людей в погонах, а лишь слегка припугнули их – система прокурорско-ментовского беззакония, хоть и с оглядкой, но продолжает свою работу, искренне надеясь, что «все уляжется». Не уляжется! И либо сегодняшние правоохранительные органы будут кардинально реформированы властью, либо сметены революционным народным гневом, как не пафосно это звучит. А пока власть думает, а народ собирается, многие, незаконно арестованные и обвиненные еще при режиме Януковича наши сограждане, продолжают оставаться таковыми, безрезультатно надеясь на Закон и люстрацию.

 

Резонансное дело

 

В 2011 году, наверное, самым резонансным делом года для областной прокуратуры стало раскрытие ОПГ «черных риелторов», которая якобы занималась убийствами неблагополучных граждан с целью завладения их недвижимостью, и дальнейшей ее продажей. Прокуратура провела грандиозную пресс-конференцию, где, без полноценного следствия и нарушая презумпцию невиновности, назначила сразу убийц и мошенников.

 

По версии прокуроров в «группу» входило якобы 9 человек. Из них 8 было задержано, из которых 1 впоследствии выпущен под подписку о невыезде. Из состава «группы» умерло 2 человека: один еще до задержания, в момент «разработки» милицией, при загадочных обстоятельствах, второй – в СИЗО, от неоказания медицинской помощи. Участники «ОПГ» были обвинены по нескольким тяжким статьям Уголовного кодекса Украины:

 

- ст.115 ч. 2 «Умышленное убийство»;

- ст.146 ч.2, «Незаконное лишение свободы или похищение человека»;

- ст.187 ч. 4 «Разбой»;

- ст.189 ч.3 «Вымогательство»;

- ст. 190 ч.ч. 2, 3, 4 «Мошенничество»;

- ст. 255 ч.1. «Создание преступной организации».

Курировал резонансное дело первый заместитель прокурора области на тот момент Олег Пахниц, а следствие возглавлял следователь областной прокуратуры Сергей Бойко. В 2012 году дело было передано в Амур-Нижнеднепровский районный суд г.Днепропетровска на рассмотрение судебной коллегии в составе председателя суда И.Дьяченко, судей В.Воробьева и Е.Савченко (председательствующий судья), где рассматривается до сих пор.

По мнению прокуратуры, «черные риелторы» работали по следующему алгоритму: находили жертв – одиноких алкоголиков и пенсионеров, втирались к ним в доверие, затем предлагали продать свое жилье и купить более скромное, поменьше. Смысл операции для жертвы объяснялся тем, что они «с нуля», не работая, получат на разнице продажи-купли жилья несколько тысяч, а то и десятков тысяч долларов, которые жертвам были часто нужны на решение своих различных проблем. «Риелторы» брали на себя собственно риелторские услуги по оформлению сделок продажи жилья, полностью контролируя юридический и финансовый процесс. Сделки проводились либо с участием живого продавца, либо по доверенностям, выданными нотариусами. А затем продавцы жилья исчезали. В результате деятельности «черных риелторов», по версии прокуратуры, осталось 9 трупов, из которых идентифицировано 3, а насильственная причина смерти установлена только у одного. Когда и как они покинули наш мир - объективно не понятно, поскольку единственными доказательствами убийств являются признания обвиняемых, полученные под пытками.

Одним словом, трупы некоторых бомжей, квартиры и дома которых были проданы, действительно есть, но реальным расследованием их смертей и поиском настоящих преступников никто не занимался и не занимается. Более того «правоохранители» не просто игнорировали факты, дающие возможность раскрыть и даже предотвратить новые преступления, а даже скрывали их! Вот некоторые ключевые моменты этого дела, которые до сих пор не интересуют не только ментов-прокуроров, но даже судей.

Милиция не предотвратила смерти людей

После убийства первого бездомного Соколова из Днепродзержинска по схеме «черных риелторов» в 2009 году его тетя забила тревогу. Поскольку она не обнаружила своего племянника у него дома, то обратилась в милицию, даже указав возможную причину его исчезнования – убийство с целью отбора жилья.

Милиция, как водится, заяву фактически проигнорировала, что позволило преступникам, оставшись безнаказанными после первого убийства, убить еще 8 человек!

 

Милиция давала наводку бандитам на потенциальных бомжей

 

Единственный потерпевший по делу, который остался в живых на момент следствия - Виктор Трущенко, в своих показаниях рассказал весь процесс «развода» его на дом. А начался он с … милиции (!). После одного из задержаний Трущенко Днепропетровском районном ОВД за очередную мелкую кражу к нему явился Павел Сухой, которого следствие считает главным организатором убийств, и пояснил ему, что у Трущенко проблемы с милицией, и их нужно «решать» деньгами, для чего впоследствии и было продано жилье.

 

Кстати, следствие обвиняло «группу» в избиении Трущенко на основании протоколов его допросов, в которых он указывал на других лиц! В результате эти протоколы из дела просто исчезли, а обвинение – осталось.

 

Вероятный организатор умер при загадочных обстоятельствах до задержания

 

Когда произошло первое задержание члена «группы» Евтушенко, то вероятный организатор убийств Сухой спокойно себе лечился в больнице – милиция лишь производила прослушивание его телефонных разговоров, но не стремилась официально задержать, хотя он и собирался уезжать из города. В день его выписки после окончания лечения произошло что-то невероятное: неожиданно Сухой стал вести себя, как умалишенный, ему стало плохо и его срочно положили в реанимацию, где Сухой и умер через 2 дня от отека мозга. Лечащий врач был шокирован – диагнозы умершего не могли быть причиной такой смерти! Обвиняемые по делу уверены, что Сухой имел для своей преступной деятельности «крышу» в милиции, и то ли сами крышеватели, то ли их коллеги неофициально допросили Сухого в больнице, чтобы выяснить для следствия подробности убийств, а затем от него избавились (инъекция смертельного вещества), как от главного свидетеля их преступного сотрудничества.

 

Потерпевшие от прокуратуры и милиции

 

Сценарий мошенничества и убийств был изначально определен следователями милиции и прокуратуры, под который они подгоняли или подбивали в буквальном смысле этого слова показания заранее назначенных ими «преступников». Разрозненные эпизоды возможных преступлений искусственно были слеплены и изображены, как деятельность устойчивого преступного образования с распределением ролей.

Однако большинство «преступников» познакомились друг с другом уже после их задержания, на судебных заседаниях. Объединяло их одно – все они так или иначе общались с вышеупомянутым Павлом Сухим.

 

Валерий Копитец безосновательно просидел в спецкамере 6 месяцев

 

Адвокат Валерий Копитец имел несчастье знать Павла Сухого, который время от времени обращался к нему за оказанием юридических услуг по сделкам купли-продажи недвижимости. Криминала в этом никакого не было: как у любого адвокату у Копитца консультировались десятки различных клиентов. Но прокуратура считала иначе – после загадочной смерти Сухого для «организованной преступной группы», придуманной следователями, нужен был другой, живой «организатор». И ним был «назначен» Копитец. Кроме этой задачи, прокуратура еще и сводила счеты с непослушным адвокатом, который не раз противостоял ее беспредельным обвинениям в судах.

 

Обвинения против Копитца было полностью сфальсифицированы, и в тех, показаниях, которые участники процесса давали якобы против него, нет вообще никакого состава преступления!

 

Например, прокуратура вынесла постановление о привлечении Копитца к уголовной ответственности, в связи с тем, что он якобы подделывал документы, но на самом деле в материалах дела речь идет только о том, что он просил нотариуса по просьбе клиента открыть наследство, так как для этого действия был последний день, а сам наследник находился за пределами города и по приезду был готов предоставить все необходимые документы.

 

Другой случай – одна из мнимых потерпевших опознала Копитца по его старой фотографии 1997 года (хотя за 14 лет человек значительно изменился), что якобы он находился в качестве юриста на сделке продажи ее жилья с участием Сухого. Конечно, опознание было проведено с нарушением, и эта потерпевшая делала то, что ей говорили следователи, но, если бы даже Копитец и был на этой сделке, то криминала в этом никакого не было.

 

И даже в протоколах допросов его «подельников», полученных под пытками, (где, казалось бы, можно было выбить какие угодно показания), нет никаких фактов о причастности Копитца не только к убийствам, но и к мошенничеству.

 

А самое интересное, что за все время следствия прокуратура в отношении Копитца не провела ни одного следственного действия (допроса, очной ставки пр.). Очевидно, потому, что эти материалы еще сильнее бы показали невиновность адвоката.

 

Вместо этого адвоката решили «запрессовать», чтобы он сломался и перестал защищаться, обращаясь во все инстанции с многочисленными жалобами, ходатайствами и заявлениями.

 

С этой целью его без всяких оснований (даже документальных) дважды отправляли из Днепропетровского СИЗО в Криворожское (так называемый «Бублик»), где находятся преславутые «пресс-хаты». Там адвокат был помещен в спецкамеру без дневного света, где электрический свет включался на 3 часа в сутки и велась постоянная аудио-  и видеосъемка. Кроме того запрещалось ложиться в течение дня - разрешалось только сидеть; из карцера в том же коридоре постоянно доносились душераздирающие крики людей, которых пытали; соседом по камере  был «наседка»-уголовник, пытавшийся втереться в доверие и выудить из адвоката интересующую следователей информацию. На «Бублике» Копитец провел в общей сложности 6 месяцев, но не сломался и был возвращен в Днепропетровск.

 

Виктория Ежикова была выкрадена милицией

 

Виктория Ежикова также по своей работе сталкивалась с Павлом Сухим, поскольку была директором риелторской фирмы. У нее в квартире и автомобиле провели незаконный обыск (без постановления) и незаконно, без какой-либо описи и прочего, изъяли все (!) документы. Также незаконно, без постановлении о задержании, следователи следственного управления областного УМВД В.Бутманов и И.Сокол под угрозой задержания ее сына в случае отказа заставили Ежикову сесть в машину, на которой привезли ее в областную прокуратуру, а затем – в ИВС. Адвоката к риелтору не пускали 2 дня, и в результате он был вынужден буквально выбивать двери в областной прокуратуре, чтобы попасть к своей подзащитной, когда те же милиционеры - Бутманов и Сокол под началом следователя областной прокуратуры С.Бойко ее «прессовали». Самое интересное, что против Ежиковой в материалах дела, как и в случае с Копитцом, нет показаний, которые бы свидетельствовали о совершении нею какого-либо преступления. Взятие ее под стражу и периодическое продлевание сроков задержания каждый раз аргументировалось Бойко перед судом несуществующими показаниями 3-х свидетелей.

 

Согласно медицинским показаниям (Виктория – инвалид 3 группы с целым букетом заболеваний: легочная недостаточность, пневмосклероз, астма и пр.) Ежикову вообще не имели права держать в ИВС и СИЗО, в котором она провела 1 год и 10 месяцев месяцев. «Гуманные» менты изъяли во время обыска в том числе и ее медицинские документы, после чего доказывали, что она полностью здорова. В СИЗО местные врачи начали закалывать ее гормональными препаратами, что негативно влияло на ее здоровье в перспективе. В результате состояние Ежиковой усугубилось – появились микроинсульты. Лишь после того, как на многочисленные просьбы о помощи откликнулась газета «Голос Украины», Виктория была выпущена из изолятора под подписку о невыезде.

 

Руслана Бондаренко за ноги подвесили на дерево, одели на голову пакет и пытали электрошокером

 

Руслана Бондаренко, инвалида 2-й группы, «приняли» в городе Киеве, где он был на заработках – автомобиль, в котором он находился, был остановлен сотрудниками ГАИ, после чего на Бондаренко неожиданно напали 3 вооруженных пистолетом и автоматом Калашникова человека. Они вытащили Бондаренко из машины, надели на него наручники, затолкали в свою машину и поехали на место его временного проживания у своего коллеги по работе. Там бандиты в погонах, угрожая пистолетом, заставили хозяев дома открыть дверь и провели там незаконный «обыск», изъяв вещи Бондаренко. Как впоследствии выяснилось, незаконное задержание и незаконный обыск (без соответствующих постановлений), проводили пока неустановленные (поскольку прокуратура так и не возбудила уголовное дело по этому факту) сотрудники уголовного розыска.

 

Затем Бондаренко бросили в машину, надели на голову шапку, которая закрывала ему глаза, и повезли в неизвестном направлении. Первая остановка была в посадке, где молодого человека выволокли из машины и предложили добровольно сознаться в убийствах людей. За отказ оговорить себя парня за ноги подвесили на дерево, одели на голову пакет, чтобы он не мог дышать, и при этом пытали электрошокером. Для более полного эффекта один из милиционеров-бандитов надел боксерские перчатки и начал бить Бондаренко по голове и всему телу, после чего Руслан потерял сознание. Результатом пыток стало то, что Бондаренко согласился стать свидетелем убийств и давать те показания, которые диктовали ему в прокуратуре. Из посадки он попал в милицию, ИВС, где была проведена судебно-медицинская экспертиза и зафиксированы побои.

 

В дальнейшем следователь Сокол во время допросов постоянно угрожал Бондаренко повторением событий в посадке и преследованием его брата, которому могут «подкинуть наркотики», если Руслан не будет давать показания, придуманные прокуратурой. Поэтому Бондаренко вынужден был оговорить не только себя, но и своих «подельников», с большинством из которых ранее даже не общался.

 

Как только дело было передано в суд, и опасность расправы исчезла, Бондаренко написал заявление о преступление в отношение него в прокуратуру, которая естественно его проигнорировала.

 

Описание преступлений, совершенных милиционерами и прокурорами, по отношению к остальным обвиняемым по делу «черных риелторов» - еще впереди, и уже невооруженным глазом видно, что дело сфальсифицировано и перспектив не имеет. Но для прокуратуры справедливые решения по закону – это добровольное признание своих преступлений и не только нагоняй от руководства из Киева, но и прямой путь в тюрьму ее сотрудников за фабрикацию дела. Поэтому-то представители обвинения в судебных заседаниях Рембицкий и Онишко стоят до последнего на своих абсурдных позициях, а областная прокуратура постоянно докладывает в Генеральную, что на скамье подсудимых – настоящие бандиты.

 

В то же время судебная коллегия Амур-Нижнеднепровского суда (судьи И.Дьяченко, В.Воробьев и Е.Савченко), которая рассматривает «чернориелторское дело», боится ссориться с прокурорами и брать на себя ответственность действовать по Закону - снимать обвинения, изменять меру пресечения обвиняемым, отправлять дело на доследование и пр. Поэтому задача общественности - помочь судьям в этом, чтобы они окончательно не испортили себе личную и судебную карму.

 

ДАЛІ БУДЕ 

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Антон МОРОЗ

Fiat justitia et pereat mundus

Ніщо так не загартовує людину, як українські суди. Ви бували колись в українському суді? Чи відчували ви праведні страждання від очікування чергового засідання? Якщо ні, то ви - щаслива людина. Або ж...
Чому ми програємо інформаційну війну країні-агресора? Тому що професійно працюють одиниці, а до рівня пропаганди Росії нам як до Сонця на гвинтокрилі…Без лірикиМене вивів із душевної та професі...
Вихідними пройшов гучний фестиваль блогерів. Подія незвична, проводиться тільки у Дніпрі. Розпіарена, розрекламована - здається не було такої людини в місті, яка не знала, що до нас приїхали блогери....
ФейсБог - це не тільки світила політології, а ще й медицини!- Рік від року адепти і противники (навіть, поважні лікарі) не можуть дійти згоди щодо щеплення - у ХХІ столітті!- Смертність від комаря (ма...