App Store Google Play

Фінансово-господарська діяльність міських парків: життя в тіні

15.12.2012 16:12
Завотделом культуры горсовета: «Это - собственная деятельность парка, и они имеют право эти цифры не разглашать...»

- Вы себе представить не можете, как это - работать в коммунальном предприятии. Сейчас идет обсуждение разных проектов, и мне стало интересно, а до этого два раза хотел увольняться. Я - творческий человек, мне нужен стимул, - говорит директор парка им. Шевченко Александр Державецкий.

Давайте попробуем разобраться в этих стимулах... Днепропетровские парки можно условно разделить на три группы: «ничейные» (как правило, состоящие на балансе у райсоветов), планово-убыточные (не имеющие развитой инфраструктуры) и два центральных парка - Глобы и Шевченко, - которые могут и должны быть самоокупаемыми.

Известно, что при старом директоре прибыль парка Глобы выросла до 1,5 миллиона в год, и этот парк мог перейти на полную самоокупаемость. В те же годы прибыль парка Шевченко выросла со 150 до 900 тысяч. Но горсовет поменял директоров, и прибыли куда-то исчезли, оба парка плотно сели на бюджетное финансирование.

Вместе с тем тщательно скрываются реальные результаты финансово-хозяйственной деятельности двух главных парков города. Моя коллега за полгода переписки не смогла добиться от управления культуры информации о доходах парка Глобы. Ей ответили, что информация эта конфиденциальна. Ничего себе! Коммунальное учреждение культуры прячет бюджетные цифры от содержащих его горожан? Зачем? Что скрывают?

Бедные-несчастные

Какие собственные доходы могут обеспечить парку Шевченко безбедное существование? Во-первых, прибыль от аттракционов и зоозоны. Мини-зоопарк при прошлом директоре Белом худо-бедно, но давал 46 тысяч гривен в год, а аттракционы - до 450 тысяч. Но с ведома бывшего начальника управления культуры Бойко их сдали в аренду фирме «Август», которая принадлежит... Ну, это отдельная тема. Тогда аренда приносила парку 150 тысяч в месяц, а сегодня - чуть больше... 8 тысяч.

Нынешний директор парка Державецкий говорит, что возвращать аттракционы парку смысла нет, они старые и ломающиеся. Вместе с тем «Август», видимо, думает иначе, ибо ежегодно продлевает аренду.

А самая главная статья доходов парка - это платежи предпринимателей, арендующих здесь территорию под заведения общепита и увеселения. Договор аренды на территории, являющиеся заповедным фондом, заключать нельзя. Поэтому существует простое и лукавое решение: с предпринимателями Державецкий заключает «договор о возмещении затрат». А полученные деньги, согласно решению горсовета, парк оставляет себе на благоустройство. Но вот нюанс: размер арендной платы горсоветом не определен. А кто и как его устанавливает, понять можно с трудом.

- Почему вы мне звоните? Какое я имею отношение к этим деньгам? Сумму платежей парк согласовывает, - говорит начальник управления торговли горсовета Елена Бочарникова.

А в парке, однако, от ответа ушли, посоветовав обращаться в управление культуры, ибо там «готовят договоры аренды».

- Это собственная деятельность парка, - отвечает начальник управления Галина Сиверская, - и они имеют право эти цифры не разглашать. Но если к ним приходит проверка - тогда да, тогда они цифры называют. А так приходят предприниматели и договариваются.

Руководство парка не с первой попытки, но все же призналось, о чем они договариваются с торговцами.

- Обычно 80-100 тысяч в месяц собираем, в мае, правда, 120 тысяч вышло. Но нам в том же мае пришлось заплатить 114 тысяч за электроэнергию. Тарифы растут постоянно, так что нам деньги предпринимателей не помогают, - говорит директор Державецкий.

Ой ли? Если верить директору, то каждый из 60 предпринимателей в парке отчисляет коммунальному учреждению чуть больше тысячи в месяц. Так ли это?

- Видимо, бесстрашные они там парке, - хохотнул знающий чиновник горсовета, к которому я обратилась за комментариями. - Если бы боялись хоть чего-то, то суммы аренды утверждали бы на исполкоме. Да, делать это они не обязаны, но должны были подстраховаться. Видимо, защитники у них хорошие.

Сколько-сколько?

Притворившись наивной студенткой, мечтающей установить в парке палатку с бижутерией, я пошла расспрашивать торговцев об аренде (статья эта готовилась с лета).

- Я 3 тысячи в месяц плачу, - сообщила женщина, торгующая шаурмой.

- Я - 2,5 тысячи, - рассказывает мужчина, продающий напитки и нехитрую снедь.

- Я - 3,5 тысячи, - говорит еще один торговец.

- Девочка, ты это «удовольствие» не потянешь, - говорит владелец небольшого кафе. - Мы 7 тысяч платим, к примеру. Те, у кого кафе побольше, - около 10. Вон там, дальше - ресторанчик, тот 15 тысяч отваливает. Но мы же еще около 10 тысяч за электричество платим! А вообще сходи к Державецкому - может, договоришься.

Первый вопрос, который из этих диалогов следует, - откуда у парка такие огромные счета за электроэнергию, если предприниматели свое электричество оплачивают сами? За внешнее освещение парка?

- За внешнее освещение мы платим! - ошарашил начальник КП «Горсвет» Александр Олефиренко. - У нас на это отдельная строка в бюджете есть. А они, наверное, за свет и отопление административного корпуса платят.

114 тысяч в месяц на двухэтажное админздание с десятком кабинетов? Не круто ли? Но и Сиверская, и Державецкий в один голос твердят, что из бюджета оплачивается лишь малая часть энергозатрат, а в парке, понимаешь ли, летний театр. А по состоянию на 11 октября на счет парка Шевченко именно на оплату энергоносителей из бюджета выделили 127,9 тысячи гривен.

Только цифры

- Бюджет не может удовлетворить финансовые потребности парка, а у него с финансами сложно. Та же зоозона - она не окупается, мы давали деньги и на клетки новые, и на забор. На зарплаты дворников даем, на благоустройство. Около 300-400 тысяч в год, но точных сумм не помню... - говорит Сиверская.

- Нам бюджет совсем чуть-чуть дает, но ему большое спасибо. А мы постоянно думаем, где деньги брать, - вторит ей Державецкий.

Вместе с тем директор, беседуя со мной, не смог назвать выделяемых бюджетом дотаций.

- Не знаю, - говорит, - сделайте запрос в управление культуры.

Не барское это дело для человека «творческого» - в цифрах копаться. Пришлось копаться нам.

Согласно данным департамента финансов, по состоянию на 11 октября парк получил из городской казны: 645,5 тысячи на заработную плату и энергоносители (в бюджете заложено 840,3 тысячи) и 724,7 тысячи на работы по благоустройству. Плюс 215 тысяч на озеленение из экологического фонда.

«За I полугодие парк получил доход в сумме 818,6 тысячи гривен. Чистая прибыль (по информации учреждения) составила 54,9 тысячи», - пишут из департамента.

Интересно, а куда же пошли эти доходы и прибыли, да и бюджетные деньги в придачу? О, это особая история.

Интересная история

Судя по приходу, в парке, кажется, давно должны были появиться золотые перила. Но перил нет. Равно как и зарплат. В парке 1 января появилась некая фирма «Веста». Она рассказала Державецкому, что имеет технику и готова минимизировать затраты бюджета на зарплату дворников почти вдвое.

Два месяца «Веста» поработала в парке по соцдоговору. Потом, как говорит Державецкий, по согласованию с одобрившей эту идею Сиверской, в марте был проведен тендер, который выиграла «Веста». Дворники, уволившись из парка, перешли на работу в фирму.

Но договор с заботливой «Вестой» был расторгнут уже... 15 мая.

А дворники, не получившие зарплату - кто за месяц, кто за два, - обратились в Жовтневый суд. Суд обязал директора «Весты» Лушницкого выплатить дворникам жалование, которое они, однако, не получили до сих пор. Более того, офис фирмы на автовокзале пуст, оба телефона директора уже отключены. Державецкий тоже возмущен.

- У него не оказалось ни техники, ни денег. Я предупреждал его, что если он не начнет работать нормально, то расторгну договор, - говорит директор парка. - И расторг, чтобы вернуть дворников и платить им деньги.

Остается совсем наивный вопрос: как могла «Веста» выиграть тендер? Ведь она два месяца проработала в парке по соцдоговору. Неужто отсутствие у неё техники за два месяца никто в парке не обнаружил? Более того, в апреле «Веста» выиграла в парке еще один тендер - на покос травы.

Вице-мэр Зайцева 1 июня сообщила дворникам, что все деньги городской бюджет парку перечислил. Но Державецкий говорит, что 17 искомых тысяч (из 57 тысяч долга) были перечислены Лушницкому месяц спустя - 7 июля.

Дальше - больше. Как рассказывают дворники, по документам числилось 20 рабочих, но в парке работало... 8. И не только на уборке аллей: и детские площадки чинили, и пилили сухие ветки, и траву косили. В итоге - ни договора на дополнительные работы, ни денег за них.

В управлении культуры и в администрации парка на вопрос о «многостаночности» восьми дворников пожимают плечами. Мол, фирма частная, это её проблемы. Согласна. Но ведь деньги-то бюджетные!

Управление культуры еще одну интересную детальку подкинуло: спил сухостоя в парке делал «Горзеленстрой», за что и деньги из бюджета получил. А что тогда делал частный подрядчик? Могу предположить, что «Горзеленстрой» в парке поработал единожды, к сезону, а работ по удалению сухостоя было больше. Так кто же за них получил деньги?

Лушницкий, с которым мне удалось пообщаться до его исчезновения, винит во всех проблемах парк и его начальство.

- Державецкий говорил мне, что денег нам не дают, потому что мы с работой не справляемся, - говорил директор «Весты». - Знаете, парку на разные работы выделялись деньги, но делали эти работы мы, и делали бесплатно. И пляж чистили, и лавочки ремонтировали, и заборы, и люки, и аллеи, кусты срезали. А когда Державецкий однажды строго спросил: «А почему лавочки некрашеные?», я понял, куда я попал! Они за счет нашего труда получали деньги...

- Я думаю, что Лушницкий - фантазер. Взялся за работу, с которой не смог справиться. Не думаю, что там был злой умысел, у нас все-таки не миллионные сделки, - комментирует Державецкий. - Хотя он - мошенник. Ко мне милиция из Никополя приезжала, искали его.

Сейчас, как говорит Сиверская, в парке работают 22 человека. Дворники же упрямо твердят, что их не больше двенадцати. Директор объясняет, что работник по благоустройству - это не только дворник. Это еще и люди, которые занимаются разными мелкими хозяйственными работами. Хочется верить, но один мелкий факт не позволяет. После разговора с Державецким я обходила парк и общалась с дворниками. Один из них, пожилой мужчина, услышав вопрос, облокотился на метлу и задумчиво спросил:

- Вы - журналист? Меня руководство парка только что предупредило, что вы, вероятно, будете ходить испрашивать, сколько нас здесь работает. Сказали, чтобы я вам не говорил. Вот я вам ничего и не скажу!

Ладно, я переживу. Но не может не удивлять то, что эти вопросы не задают друг другу директор парка и начальник управления культуры. Не интересуются этим куратор парка - вице-мэр Зайцева и правоохранители. Почему некогда успешный в финансовом смысле городской парк вдруг в одночасье обнищал и пожирает бюджетные деньги? Сколько на самом деле платят парковому начальству предприниматели и где эти деньги? Кто оплачивает стотысячные счета за наружное освещение - парк или Горсвет? И что вообще в этом парке происходит?

Газета ГОРОЖАНИН

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

7 грудня відбулася прем’єра фільму українського виробництва “Кіборги”. Допрем’єрний показ пройшов 28 листопада, на нього завітали військовослужбовці, реальні кіборги та їх сімї...
Вчора мій друг Андрій Денисенко ризикнув використати щодо наших політиків таке давно поховане у пісках забуття поняття, як моральність. Точніше: аморальність. Чим викликав у мене глибокий подив.У нашо...
Юрій Фоменко

Лютий 2015 року

Лютий 2015 року. Заграви і канонади на Дебальцевській стороні.З сторони Глодосово, степом на блокпост, вийшла літня жіночка з хлопчиком років чотирьох-п'яти. Ледь одягнені,тремтячи від холода, стояли...
Так сложилось, что на протяжении 2,5 лет наша команда(ГромКонтроль) дискутирует с ДнепрОГА и проводит совместную работу по ряду направлений. Одно из них - пригородный и междугородный внутриобластной а...