App Store Google Play

Чому в Україні криза, а в Польщі немає

21.03.2010 11:06

В Греции жгли дома и магазины. В Литве свергли правительство. Украине едва удалось избежать дефолта. А в Польше - все хорошо и спокойно. Это единственная страна в Европе, экономика которой не знала слова "рецессия"...

Мы слышим это уже третий год: эти "жирные коты" с Уолл-стрит обнаглели, получают миллионные бонусы, принося миллиардные убытки акционерам своих банков. Инициативный Барак Обама призвал ввести ограничения на бонусы и часть из них выплачивать в виде акций - только чтобы наказать безалаберных финансистов. Но президент США не очень-то дальновиден, иначе бы он не мог не заметить, что такую же схему налогов и ограничений нелишне ввести и для глав государств, ведь в сложившейся ситуации виноваты не только жадные на деньги банкиры, но и жадное на популярность руководство многих стран. Иначе как объяснить то обстоятельство, что наряду с Грецией, Британией, Украиной и США сегодня есть и такие страны, как Польша. По данным ЦРУ, падение ВВП в США составило 2,4%, в Британии - 4,3%, в Украине - 14,1%, в то время как экономика Польши показала 1,7% роста.

Польское правительство - как хороший управляющий банком, которого интересует не только (и не столько) величина его ежегодного бонуса, сколько то, как его "банк" будет выглядеть через 5, 10, 20 лет. И Николаю Азарову, новоназначенному премьер-министру нашей страны, не мешало бы взять у польского коллеги Дональда Туска несколько мастер-классов, если он хочет, чтобы в Украине им гордились так же, как гордятся сегодня своим премьером граждане Польши. Тем более что и уроков нужно выучить всего шесть.

Урок №1. Не слишком рассчитывать на заемные деньги

Кто бы из банкиров на Уолл-стрит ни был виноват во всех нынешних мировых бедах, большинство государств пожинают последствия экономического кризиса по вине собственных политиков. В поисках более богатого "улова" руководство многих стран вышло на тонкий лед. Да еще и подтаявший: во-первых, из-за чрезмерного кредитования, во-вторых - из-за излишней надежды на экспорт. И когда лед треснул, большинство стоящих на нем государств пошли под воду.

Большинство - но не Польша. Ни бизнес, ни правительство, ни население этой страны не привыкли жить в долг. К началу кризиса уровень займов среди населения составил 30% к ВВП, а бизнеса и того меньше - 22%. Кроме того, поляки "пропустили" даже прокатившийся по всем соседним странам ипотечный бум. Если в еврозоне отношение ипотечного кредитования к ВВП в 2008 году составило 38%, то в Польше - каких-то 15%.В результате польская банковская система оказалась относительно здоровой. Кризис, конечно же, сказался на объемах кредитования. По подсчетам банка Pekao, крупнейшего кредитора корпоративных клиентов в Польше, которым владеет итальянский UniCredit, общий объем займов, выданных польскими банками, в прошлом году снизился на 3,3%. Но они не успели нахвататься токсичных активов, и у них не было острой потребности в рекапитализации. В свою очередь у корпораций также не возникло особых проблем с рефинансированием. Страна избежала веерных банкротств и необходимости тратить уйму государственных средств на спасение проблемных компаний и банков. Не потянуло под воду польскую банковскую систему даже то, что ею большей частью владеют иностранные банки. Сотрудники МВФ в одном из своих отчетов по Польше обратили внимание на то, что зарубежные материнские структуры смогли найти возможность предоставлять капитал и финансирование для своих польских "дочек", хотя сами до сих пор имеют большие проблемы на глобальных рынках.

"В Польше не было токсичных активов происхождением из Западной Европы или США, как и не было плохого ипотечного кредитования, - резюмирует Дзолт Дарваш, экономист из брюссельского исследовательского центра Bruegel. - В результате финансовая система страны оказалась очень здоровой".

Такую же благоразумную позицию изначально заняло и государство. Польское законодательство безжалостно требует, чтобы в случае, если госдолг превысит уровень в 50% ВВП, правительство начало сокращать расходы. Это сдерживает правительство от того, чтоб пуститься во все тяжкие в вопросах долга. По данным Министерства финансов Польши, госдолг этой страны в 2009-м составил 49,8%. К тому же накануне кризиса дефицит платежного баланса находился на уровне всего 3-4% ВВП, говорит Дарваш. "И когда от польского фондового рынка, как и от всех других с началом кризиса, отхлынул капитал, у Варшавы было куда меньше проблем, чем у Киева или прибалтийских столиц", - отмечает эксперт.

В результате кризис в страну пришел, а госфинансы остались в порядке. И это дало возможность без особых страхов увеличивать расходы государства (и дефицит бюджета соответственно: по результатам прошлого года он составил 7,2%. В отличие от Украины, которая, согласно условиям кредита МВФ, обязана снижать дефицит бюджета).

Урок №2. Не быть сырьевым придатком

Польша избежала не только стояния на льдине кредитования, но и чрезмерной зависимости от экспорта. С началом кризиса объем мировой торговли сократился на 12% - до уровня 2006 года. Многие производители просто потеряли рынки сбыта. Польские экспортеры также были вынуждены снизить свои поставки за рубеж на 24,5%.

И все же вред, нанесенный польским экспортерам, оказался не слишком большим. Во-первых, правительство быстро провело девальвацию польского злотого. С пика в июле 2008 года к концу октября того же года он подешевел в полтора раза - с 4,9 до 3,2 злотых за один американский доллар, что усилило позиции польских экспортеров. Во-вторых, Варшава давно отказалась от роли сырьевого агропридатка для стран ЕС. Продукты и сельскохозяйственное сырье теперь составляют всего 7,6% в ее экспорте. А вот основа польских зарубежных продаж - продукция машиностроения. Запчасти к автомобилям, компьютерам, бытовой технике и даже к самолетам - одна из главных составляющих польского экспорта наряду с продукцией пищевой отрасли, алкогольной и табачной промышленности. И в-третьих, основным рынком польских производителей стал ЕС, а там активно поддерживали жизнедеятельность машиностроительных компаний. Полякам, к примеру, очень помогли схемы льготной замены старых автомобилей на новые, реализованные в ряде стран Европы, прежде всего в Германии. Хотя по ним и ударило падение спроса в Британии, России и в Украине.

И еще одно. Хотя польский экспорт составляет почти 40% ВВП, его роль в экономике все же не играет критической роли. В соседней Чехии, к примеру, это соотношение достигает 80%. "Польша меньше любой другой страны в Европе зависит от экспорта", - говорит Ральф Вигарт, главный экономист международной исследовательской компании IHS Global Insight, отвечающий за Польшу, Украину и Балтийские страны.

Урок №3. Поддерживать малый и средний бизнес

Китаю, Бразилии и еще нескольким счастливчикам, которым удалось избежать жесткого падения в этот кризис, помог "выплыть" их емкий внутренний рынок. Именно он оказался подушкой безопасности, на которую смогли приземлиться производители этих стран.

У Варшавы эта подушка оказалась очень большой и мягкой. 38 млн. человек с доходом $11,8 тыс. на человека в год (в Украине - $3,2 тыс., по данным исследования Doing Business 2010) - хороший емкий рынок, способный продержать на плаву польского производителя. Да и падать ему на "подушку", по сути, не пришлось - польские компании всегда ориентировались прежде всего на внутреннее потребление. В 2008-м оно обеспечивало 62% польского ВВП (в соседней Чехии - 49%).

Правда, промышленность США внутренний спрос не сильно спас от падения. Но у потребления в Польше было два очень важных - и очень выгодных - отличия. Во-первых, большинство поляков, и об этом уже говорилось, делали приобретения на заработанные деньги, а не на кредитные средства. А во-вторых, кризис почти не отразился на их занятости.

Основную часть рабочих мест в Польше обеспечивает малый и средний бизнес (МСБ). И он, в отличие от многих крупных корпораций, смог быстро переориентироваться и адаптироваться к финансовой лихорадке (при определенной антикризисной помощи государства). Благодаря МСБ экономическая турбулентность лишь слегка сказалась и на уровне безработицы в стране. В Британии, скажем, с 2007 по 2009 год он подскочил с 5,3 до 7,8%. А количество безработных в Польше, наоборот, даже сократилось - с 14,9 до 11% соответственно (хотя и осталось стабильно высоким). В целом это позволило населению не только не урезать, но даже немного увеличить свои расходы - на 2,3% по сравнению с 2008 годом.

Урок №4. Бороться за доверие населения

"Дональд Туск - очень грамотный премьер-министр. И он оказался в нужном месте в нужное время. Польше повезло", - польский бизнесмен, летящий рейсом Киев - Варшава в октябре прошлого года, не стеснялся на комплименты премьер-министру своей страны. Комплименты тем более ценные, что в период кризиса уровень доверия населения к правительствам главным образом падал, а не рос, как в Польше. В феврале 2010-го популярность партии Туска колебалась между 43% и 57% (!).

"Феномен Туска" - именно так можно назвать пятый и самый интересный ключ к успеху Польши в период кризиса. Даже Барак Обама вряд ли может похвастаться таким же уровнем доверия к себе со стороны населения и бизнеса. Между тем причина этого феномена довольно проста. Туск, как и большинство его предшественников на посту польского премьера, проводил очень спокойную и грамотную экономическую политику. И что даже более важно - его шаги были понятны и предсказуемы для всех. И рынки, и население доверяли Туску, а это доверие многого стоило.

Скажем, чтобы поддержать экспортеров, правительство быстро ослабило злотый. Но если в Украине быстрая девальвация гривни подняла панику среди населения - оно выстроилось в очереди перед кассами банков, чтобы снять гривневые депозиты и перевести их в валюту, то поляки остались спокойны.

То же и с удешевлением денег. Нацбанк Польши традиционно проводил понятную и грамотную политику инфляционного таргетирования. Поэтому, когда он быстро понизил базовую процентную ставку (с 6 до 3,5 процентных пункта), это не оказало существенного давления на злотый. Именно доверие позволило правительству Польши делать те шаги, которые для правительств других стран не проходили "безнаказанно".

"Большинство шагов польского правительства были правильными, - оценивает работу польского кабинета во время кризиса Ральф Вигарт. - Оно смогло мягко сократить все расходы, избежав при этом чрезмерного "затягивания ремней", и умудриться при этом сохранить социальные платежи". К тому же оно сумело быстро стабилизировать злотый на новом, более низком уровне, уменьшить стоимость кредитно-дефолтных свопов и опустить процентные ставки, которые правительство платило по своим облигациям.

Урок №5 (Потенциальный). Ценить инвестора

До кризиса Польша избирательно относилась к выбору инвесторов - чувствовалась привязка к европейскому сообществу. А вот инвесторы из "внешнего" мира, особенно из России и Азии, часто наталкивались на всякого рода препятствия. Российская нефтяная компания "Лукойл", к примеру, несмотря на все попытки, так и не смогла получить доступ ко второй по величине нефтекомпании Польши Rafineria Gdanska. "Лукойл" с 2002 года пытался закрепиться на польском рынке в тандеме с английской Rotch Energy, но когда англичане отказались от сотрудничества с россиянами, правительство Польши немедля отказало российскому концерну в покупке актива.

С началом кризиса дефицит денежных ресурсов привел к тому, что во всем мире происхождение капитала утратило свое значение. Столкнувшись с дефицитом бюджета и отсутствием средств для его финансирования, отбросила свои предрассудки и Польша. Чтобы залатать дыры, было решено использовать инвестиционную стратегию "кота Матроскина" - "продать что-нибудь ненужное", то есть провести массовую приватизацию находящихся в госсобственности компаний. Разработанная в результате амбициозная программа приватизации на 2009-2011 годы подразумевает продажу около 740 предприятий, за которые планируется выручить порядка 36,7 млрд. злотых ($13,1 млрд.).

При этом Варшава решила открыть границы для всех инвесторов без учета их национальности. Польская правительственная делегация в составе чиновников из Минэкономики, Минфина и Министерства иностранных дел посетила с визитом ряд стран, общаясь с потенциальными инвесторами и "рекламируя" свои активы. В конце 2009 года под негласным лозунгом "мы рады российскому капиталу" такая делегация посетила и Россию.

Еще раньше Польша начала реформы по улучшению своего бизнес-климата. Было упрощено валютное регулирование, сократилось налоговое давление за счет снижения страховых взносов на случай инвалидности, ведется работа по усовершенствованию закона о банкротстве. (Правда, неэффективная система коммерческих судов, жесткие условия Трудового кодекса, бюрократическая волокита до сих пор не дают инвесторам развернуться на полную силу.)

Эффект от своей "открытости" Варшава пока не почувствовала. По предварительным оценкам Национального банка Польши, объем прямых иностранных инвестиций в прошлом году упал до рекордно низкого за последние шесть лет уровня - до 7,7 млрд. евро. Но это - "пока". Куда важнее то, что благодаря занятой проинвестиционной позиции уже в ближайшие год-два эксперты ожидают в Польше настоящий инвестиционный бум. "Просьбы от компаний "Можете ли вы найти что-нибудь в Польше?" я слышу уже в два раза чаще, чем до кризиса", - делится Тод Керстен, управляющий директор инвестиционной компании Close Brothers.

Подтверждением его слов служит и рейтинг инвестпривлекательности государств FDI Confidence Index, в котором в 2010-м году Польша заняла шестое место, всего за четыре года поднявшись на рекордные 16 позиций. Как установил рейтинг, составленный международной консалтинговой компанией AT Kearney, курс на инвестиционную открытость иностранному капиталу позволил Польше занять достойное место среди самых инвестиционно привлекательных стран мира. Она уступила лишь Китаю, США, Индии, Бразилии и Германии.

Урок №6. Думать на перспективу

Итак, Польша станет главным феноменом не только прошлого года, но уже почти наверняка и 2010-го. Сотрудники Еврокомиссии прогнозируют, что в нынешнем году Польша опять станет самой быстрорастущей экономикой в Евросоюзе, увеличив ВВП на 2,6%. Нацбанк страны еще оптимистичнее. По его оценкам, национальная экономика вырастет на 3,1%.Варшава могла бы показать и больше, но, как и в остальных случаях, готова пожертвовать краткосрочным блеском ради долгосрочного результата. В данном случае - вступления в зону евро.

Стать членом европейского монетарно-валютного союза Польша планировала еще с 1 января 2012 года. Но кризис отложил ее планы по переходу на единую европейскую валюту. Выбирать пришлось из двух зол: отказаться от мер по стимулированию экономики, чтобы не выйти за разрешенный в еврозоне потолок дефицита бюджета в 3%, или жертвовать "потолком" во имя фискального стимулирования. Пожертвовать решили еврозоной. Рамки дефицита были нарушены, а вступление в зону евро отложено минимум на три года.

Но поскольку планы по введению евро Варшава все же намерена осуществить, то вспомнить о "потолке" ей рано или поздно придется. Согласно правительственному плану, опубликованному в феврале, вернуться в трехпроцентные рамки составители бюджета власти хотят к 2012 году. И уже к 1 января 2015 года, по прогнозам вице-министра финансов Польши Людвика Котеки, Варшава может перейти в расчетах на общеевропейскую валюту.

Это означает, в ближайшие годы Польша будет снижать дефицит бюджета и проводить жесткую фискальную консолидацию. Премьер-министр страны Дональд Туск уже заявил, что уже в текущем году дефицит бюджета Польши может составить на 10-15 млрд. злотых меньше, чем запланированный показатель в 52,2 млрд. злотых ($18,5 млрд.). Пусть даже ценой этого ужесточения станет замедление темпов экономического роста.

ИнвестГазета

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Так заведено, що у дошкільному та шкільному віці дитини батьки вигадують додаткові заняття своєму нащадку і відводять на всілякі секції. Одразу після народження, зазвичай протягом року відбувається ці...
Максим Мірошниченко

Побачити все на власні очі

21-го листопада я дуже відносно цікавився студентським Майданом. До 30 листопада. І не підтримував дії радикальних груп на Грушевського. Поки сам не вирішив побачити усе на власні очі.Зараз я не підтр...
Ярема ГАЛАЙДА

Уроки Пунічних воєн

Друга Пунічна війна. Ганібал розбив римлян при Требії та Тразименському озері. У цих битвах він вирізав майже 60 000(!!!) римлян та їхніх союзників.А потім нова перемога канфагенян: Канни! За 6 (!!!)...
Тимур Желдак

Про кризу виконавців

Якщо БорисФілатич © як називають його деякі опоненти не стане міським головою вдруге, я точно можу сказати, хто в цьому винен. Я не знаю, це «проіскі врагов» чи звичайне нехлюйство, а...