App Store Google Play

Як помирають діти

17.08.2009 17:36

В «Горожанин» приходит много читательских писем, но не каждое из них вызывает слезы. Это письмо без слез читать было невозможно. Но мы попробуем обойтись без эмоций, чтобы не исказить картину случившегося. Просто предоставим слово и родителям, и врачам.

Рассказ отца (прямая речь)

Моя жена Кузнецова О. С., офицер милиции, 28 мая родила трех девочек. Роды были досрочными по требованию врачей роддома №1. Настаивая на родах на 30-й неделе беременности (нормальное течение - 34 недели - Авт.), врачи роддома, главный акушер-гинеколог города Одинцова, а также руководство облздрава убеждали членов семьи в том, что тройня рождается редко. И потому, как они сказали, все будет предельно организованно, а медработники отнесутся к этим родам очень ответственно. После родов детей обещали сразу поместить в реанимационное отделение 3-й детской больницы.

Однако в день родов необходимых лекарств в роддоме не оказалось. Три флакона препарата «Куросурф», которые необходимо было ввести новорожденным сразу после появления на свет, персонал роддома вынудил приобрести у их собственного торгового агента по цене 4 тысячи гривен за флакон в то время, когда до самой операции оставались считанные минуты. («Куросурф» используется для предотвращения легочной недостаточности у новорожденных - Авт.). Никакой сертификат качества на лекарство нам предоставлен не был. Мы с женой не знаем, что на самом деле ввели детям.

Далее, когда кесарево сечение было проведено, оказалось, что в реанимации для одного ребенка попросту нет места. Только через 10 часов его поместили в реанимацию. Не продержав в детской реанимации и трех дней, девочку перевезли в больницу №6, аргументировав это тем, что ребенку стало лучше. Врачи в шестёрке удивились такому решению, сказав, что ребенок слишком слаб для транспортировки.

Тем же вечером состояние нашей девочки ухудшилось, и ее снова повезли в реанимацию. Именно там, спустя несколько дней, она и умерла, хотя, по словам врачей из 3-й детской больницы, до транспортировки девочка чувствовала себя хорошо. В акте СМЭ о смерти моей дочери было написано: легочная недостаточность, т.е. удушье.

У меня есть все основания полагать, что ее специально умертвили. Может быть, появились родители побогаче, и наша девочка как раз занимала место их ребенка, ведь мест для реанимации новорожденных крайне мало. За 1 месяц моя семья отнесла в медучреждения 35 000 гривен. Где брать средства дальше?

Мы неоднократно обращались в облздрав, однако кроме хамства со стороны его начальника Валентины Гинзбург, ничего больше не услышали.

Просим вас поспособствовать восстановлению справедливости.

Комментарий медиков

- Сама беременность была получена путем искусственного оплодотворения, - вспоминает главный акушер области Виктория Михайлова. - Мы предупредили об опасности такого случая. Вынашивание трех эмбрионов рискованно и для здоровья матери, и для здоровья ребенка.

Когда течение беременности стало усложняться, и появилась угроза уже для матери, было принято решение о родоразрешении путем кесаревого сечения. В данном случае врачи заботились о том, чтобы сохранить жизнь как матери, так и деткам. Европейская статистика говорит, что выживаемость недоношенных новорожденных весом 1-1,5 килограмма составляет 50%. Самая маленькая из девочек весила 960 граммов. Для таких детей вероятность благоприятного исхода - не более 30%.

- Стоимость «Куросурфа», закупленного для области по тендеру и без наценок аптечных сетей, составляет более 5 тысяч гривен за флакон, - объясняет Ирина Самохина, главный областной врач-неонатолог.

Партия этого препарата, купленного за государственные средства, прибыла в роддомы только в середине июля, через полтора месяца после тех родов. Тогда в больницах не было ни одного флакона «Куросурфа» - мы лично вызванивали все роддомы области. Кузнецову же продали препарат по цене 4 тысячи за упаковку. И ведь отца никто не заставлял покупать это лекарство, была альтернатива - бесплатный отечественный препарат «Неосурф». Но семья отказалась от его введения, сделав выбор в пользу недешевого «Куросурфа».

Покупка была совершена у официального представителя фирмы «Никомед» и задокументирована чеком. Государственное финансирование родильной койки в Днепропетровске сегодня - порядка трёх гривен в день. Также государство выдает материальную помощь при рождении ребенка - 12,5 тысячи за первого, 25 тысяч за второго и 50 тысяч за третьего. Считайте сами.

Позже, когда состояние ребенка стабилизировалось и он не нуждался больше в искусственной вентиляции легких, решением консилиума врачей девочка была переведена в отделение патологий недоношенных детей в 6-й детской больнице. Пребывание детей в реанимации мы всегда стараемся сократить до минимума из-за экстремальных условий такого выхаживания.

К сожалению, после транспортировки состояние девочки ухудшилось, она вновь перестала самостоятельно дышать, и уже 7 июня умерла в реанимации. Причиной стала незрелость не только дыхательной системы, но и других органов.

Все происшедшее изучалось специальной комиссией в составе ведущих профессоров. Ими был сделан вывод, что вины медицинских работников в смерти девочки нет.

И что же?

Эта увиденная с двух противоположенных сторон ситуация все же оставляет ряд вопросов. Медики представляют косвенные доказательства собственной невиновности, но отказываются назвать состав врачебной комиссии.

Документ, подтверждающий время инъекции «Куросурфа» умершей девочке, родители видели только «на словах». Отец ребенка утверждает, что его ввели гораздо позже необходимого срока. И не был ли перевод девочки в другое отделение, действительно, поспешным: врачи признают, что коек для выхаживания новорожденных и в самом деле не хватает. В конце концов, что это за джинн из бутылки такой - агент с полными карманами дешевого «Куросурфа», возникающий за сорок минут до родов? И не страшно ли будет роженицам после всего случившегося доверяться рукам в белых перчатках?

Многие из этих вопросов пока остаются риторическими. Мы приглашаем к продолжению разговора врачей и пациентов. А о лекарстве направили официальный запрос в облздрав. Продолжение следует?

Родиться, чтобы умереть (продолжение темы)

Прокуратура и врачебная комиссия в один голос заявили, что ничего вопиющего в данной ситуации нет. «Горожанин» же, едва узнав о деталях дела, сразу почуял неладное. Нам пришлось провести собственное расследование причин случившегося.

Ловкость рук...

В этой истории нас насторожили два факта, которые медикам не удалось скрыть за занавесом врачебной тайны или «секрета фирмы». В открывшиеся щели и хлынула информация, грозящая затопить корабль здравоохранения области.

Прокол первый. Случился со злополучным препаратом «куросурф». Его вводят глубоко недоношенным детям для нормального функционирования лёгких. О рождении тройни было известно заранее. Главный акушер города Галина Одинцова и начальник облуправления здравоохранения Валентина Гинзбург предупредили родителей, что всё будет сделано наилучшим образом, ведь три ребенка сразу рождается очень редко. Проблемы начались за два дня до родов. Семье сообщили, что сразу же после рождения детей им потребуется ввести «куросурф», который стоит 12 тысяч гривен. Кузнецовы возмутились подобному повороту событий.

- Отца никто не заставлял покупать это лекарство, была альтернатива - бесплатный отечественный препарат «неосурф», - говорит Ирина Самохина, главный врач-неоноталог области. - Семья отказалась от его введения, сделав выбор в пользу недешёвого «куросурфа».

Теми же словами Ирина Самохина объяснила ситуацию и тележурналистам. В этом месте и вышла неувязочка - отец о подобном предложении, оказывается, слышит впервые.

- Никто мне не предлагал других препаратов! - возмущается Сергей. - Сказали, готовь 12 тысяч, и других вариантов нет. Теперь я буду подавать в суд на тех, кто это сказал.

Со слов отца, когда до родов оставалось сорок минут, ему дали телефонную трубку. На другом конце провода был агент фирмы «Никомед». Через некоторое время ко входу в роддом подъехал черный «Опель». В его салоне Сергей и обменял ровно двенадцать тысяч гривен на три упаковки препарата «куросурф». Мы обратились в киевское представительство компании «Никомед» с просьбой прокомментировать неоднозначную ситуацию.

- После рождения тройни господин Кузнецов попросил дистрибьюторскую компанию «БАДМ» - как можно скорее доставить препарат и попытаться спасти глубоко недоношенных детей, - отвечает нам Евгений Заика, глава представительства «Никомед» в Украине и Молдове. - К сожалению, свободного транспорта у «БАДМ» не было, и торговый агент «БАДМ» по-человечески попросил нашего медицинского представителя доставить препарат. Машина у нашего медицинского представителя - белая «Фабия». Черного «Опеля» и в помине быть не может.

... В принципе, мы могли бы занять позицию «идите в аптеку и покупайте», но мы же люди!

Препарат был доставлен горячо благодарному отцу. К сожалению, один ребёнок не выжил, но поверьте мне как врачу и кандидату медицинских наук, что шансы на спасение таких глубоко недоношенных детей всегда относительно малы, тем более 960-граммового ребенка.

Официальная цена препарата в прайс-листе компании «Никомед Австрия» составляет 510 евро. Препарат поставляется по прямому внешнеэкономическому контракту между «Никомед Австрия» и ООО «БАДМ». Препарат закупается МОЗ Украины в рамках централизованного финансирования, однако, в количествах, не покрывающих реальную потребность страны. Дистрибьюцией продукта занимаются оптовые фармацевтические компании, а не представительство компании «Никомед» в Украине.

Действительно, объем финансирования, который выделяется государством, областью, городом, не позволяет покрыть потребность Днепропетровщины в «куросурфе» даже наполовину. По информации облздрава с начала года родилось более чем полторы сотни недоношенных детей, которым был необходим препарат. Госбюджет профинансировал покупку лишь тридцати трех флаконов. Доехали до роддомов они лишь к середине июля. В итоге, большинству недоношенных остается надеяться только на толщину кошелька их родителей.

- Покупка была задокументирована чеком, - возмущается Ирина Самохина. - В чём сомневается отец? Это был официальный представитель фирмы «Никомед», а не какой-то самозванец. По доброте душевной мы согласились на такой шаг. Есть представитель, есть аптека, куда он привозится, а мы только помогли связать их друг с другом. Не сделай мы этого, детям ввели бы «неосурф», и, вероятнее всего, результат был бы такой же.

Чек действительно существует. И выдала его «БАДМ Аптека №1» 1 июня в 17.45. Получается, что «куросурф» купили через три дня после его введения.

... И никакого мошенничества

Также заинтересовало нас то, что аптека «БАДМ» продала «куросурф» по цене, которая на полторы тысячи гривен меньше, чем официально указанная австрийской фирмой-производителем цена в 510 евро.

- В этом году «Никомед» перешел на расчет в евро,- объясняет ситуацию директор «БАДМ» Александр Дитятковский. - В прошлом же они все считали по доллару. «Куросурф», проданный отцу, был из прошлогодней поставки, датированной, если это так важно, 28 октября. Тогдашняя его цена - 3780 гривен. Наша наценка составила меньше 6 процентов. Касательно чека, имел место договор на отсрочку платежей, который в подобном случае допускает внесение денег в кассу на протяжении 3-5 дней после совершения сделки.

Кто же ответит за нехватку бесплатного препарата? Медики? Продавцы? Как ни прискорбно, но ответ почему-то получается риторическим.  Виновато государство, не нашедшее денег на «куросурф». И если бы только на «куросурф»...

Как умирают дети

К сожалению, эпопея с покупкой препарата для семьи Кузнецовых была лишь началом бед. Вторым темным местом этой истории стали манипуляции вокруг самой маленькой из трех девочек - Верой Кузнецовой. Для введения лекарства новорожденных поместили в инкубаторы. Полем боя за их жизнь стало реанимационное отделение 3-й детской больницы. По словам отца, место для Веры нашли только через десять часов после родов, тогда же и ввели «куросурф». До этого времени её легкие вентилировали вручную, а не с помощью специального оборудования.

- Всё было сделано на этапе роддома, - говорит Ирина Самохина. - Деткам ввели лекарство в присутствии многих врачей. Я лично видела запись в истории. Сомнения родителей совершенно не обоснованы. «Куросурф» вводится через интубационную трубку, а не посредством укола.

В реанимации главным заданием врачей было приучить новорожденных самостоятельно дышать. На тот момент суммарный вес тройни едва превосходил три с половиной килограмма. Самая маленькая из девочек, Вера Кузнецова, весила 960 граммов.

- Мы каждый день получали чек на несколько тысяч, покупали по тридцать килограммов лекарств, несли всё в больницу, - вспоминает Сергей. - Но разве это помогло?

Для справки: крайне недоношенными называют детей с весом менее 1 кг или сроком вынашивания до 28 недель. В связи с этим возникает вопрос: почему крайне недоношенную девочку через три дня перевели из реанимации в отделение выхаживания, когда две более сильные там всё еще оставались? И перевели не куда-нибудь, а в больницу №6. Притом, что собственное отделение выхаживания находится этажом ниже.

- Состояние ребёнка стабилизировалось, - объясняет Ирина Самохина. - Если ребёнок не требует методов лечения, применяемых в реанимации, он переводится в отделение патологии недоношенных, то есть в 6-ю больницу. Иногда при транспортировке состояние детей может ухудшиться. Спустя несколько часов после перевода, у ребёнка начали отмечаться периоды кратковременной остановки дыхания. Девочку пришлось вернуть в реанимацию для искусственной вентиляции легких.

В реанимации 7 июня Вера Кузнецова умирает. Причина смерти - синдром дыхательных расстройств. Врачи констатировали множество проблем, связанных с общей незрелостью организма. Вскоре две её сестры были переведены в отделение патологий новорожденных на третьем этаже 3-й больницы.

Странно, что две койки для выхаживания девочек после смерти Веры нашлись сразу же. Почему же за несколько дней, не найдя места в больнице, малышку завозили до смерти?

Закономерность или совпадение?

Во время подготовки данного материала мы наткнулись на сюжеты телеканалов «СТБ» и «1+1», вышедшие в эфир 6 августа в вечерних выпусках новостей. В них говорилось о том, что год назад в Кривом Роге случилась беда. Скончался новорожденный мальчик. Одним из «фигурантов» дела стал наш знакомый... «куросурф». Через несколько дней после его введения ребёнок и умер. Родители по сей день пытаются доказать вину медиков в случившемся.

- Как и любое лекарство, «куросурф» не дает стопроцентной гарантии выживания ребенка. Он поднимает порог выживаемости до 80% и применяется дл недоношенных, вес которых менее чем 2,5 кг, - комментируют действие препарата специалисты.

Милиция, в свою очередь, приняла около сотни заявлений, связанных с первым роддомом Кривого Рога. Главной вехой в этом деле является то, что тех родителей, которые были не в состоянии купить «куросурф» своим детям, заставляли подписывать письменный отказ от лекарства. Похожие сюжеты почти синхронно вышли также и на других крупных телеканалах страны, а на следующий день информация была уже в газетах и интернет-изданиях.

Слишком много вопросов

Имели ли право медики заставлять писать отказы, решать не нам. Но в ситуации, когда нужного лекарства попросту нет, а лишь существует возможность его купить, пусть даже практически без наценки, виновато государство. Сумма денег, выделенных страной на закупку лекарств, в этом году практически не отличается от прошлогодней. Вот только курс доллара об этом не знал и вырос в полтора раза.

Конечно, затронутая проблема - комплексная. И нехватка мест в больницах не зависит от чьей-то воли - кого спасать, а кого - нет. Важно то, чтобы на фоне всеобщей нехватки денег, не возникало шантажа и спекуляций такими «дорогими» больничными койками и редкими препаратами.

В действиях криворожских врачей правоохранители усмотрели нарушения. И, возможно, мы бы и не связали случай семьи Кузнецовых с криворожским скандалом, но уж очень они похожи. Возникнут ли у прокуратуры вопросы к днепропетровским медикам, покажет время. Но, как ни крути, оба опасных для рождения города находятся во всё той же злополучной Днепропетровской области. Той, где дети гибнут в роддомах.

Игорь АНДРЮЩЕНКО, газета ГОРОЖАНИН

 

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Загрузка...


Hoвини ПАРТНЕРІВ

Блог у депутата та лайки на проекти рішення – фантастика чи реальність? У містах Львів та Київ наприклад для міського депутата – це буденність, а для Кривого Рогу – фантастика. Які і...
7 грудня відбулася прем’єра фільму українського виробництва “Кіборги”. Допрем’єрний показ пройшов 28 листопада, на нього завітали військовослужбовці, реальні кіборги та їх сімї...
Вчора мій друг Андрій Денисенко ризикнув використати щодо наших політиків таке давно поховане у пісках забуття поняття, як моральність. Точніше: аморальність. Чим викликав у мене глибокий подив.У нашо...
Юрій Фоменко

Лютий 2015 року

Лютий 2015 року. Заграви і канонади на Дебальцевській стороні.З сторони Глодосово, степом на блокпост, вийшла літня жіночка з хлопчиком років чотирьох-п'яти. Ледь одягнені,тремтячи від холода, стояли...