App Store Google Play

Синдром безголовья. Днепропетровск в «безмэрном» хаосе безвластия

06.08.2008 20:08

Все больше днепропетровцев задаются неудобными для местной власти вопросами: почему наши дороги хуже, чем у соседей в Кривом Рогу и Запорожье, почему бюджет города в 22 раза меньше киевского, почему в Днепропетровске не строится социальное жилье и ударными темпами уничтожаются зеленые зоны, памятники истории и архитектуры? Почему наш земельный дерибан, который по масштабам и безнаказанности уже давно переплюнул киевский, в отличие от киевского, почти ничего не приносит в городской бюджет?

Автор этой статьи, как и многие в нашем городе, долгое время сочувствовал городскому голове Ивану Куличенко, считая, что ему сложно работать во враждебном окружении - сначала людей Николая Швеца, а потом - партийных депутатов-узурпаторов из сине-красной коалиции «Родной Днепропетровск». Но, наблюдая за тем бардаком и безвластием, которые царят в Днепропетровске, за тем, как Куличенко абсолютно мирно уживается и делит город со своими «гнобителями», и не видя НИКАКИХ действий мэра по улучшению ситуации, вспоминаешь о том, с какого места начинает гнить не только рыба, но и любая власть. Поэтому каждый, кто пытался осмыслить происходящее в нашем городе, рано или поздно встает перед необходимостью ответить на вопросы: За что в Днепропетровске отвечает мэр Иван Куличенко? Есть ли у нас вообще мэр? Это мэр или пустое место?

А был ли мальчик?

В 2000 году, когда городским головой Днепропетровска стал Иван Иванович Куличенко, всем, даже далеким от политики обывателям, было понятно - новый мэр не является полностью самостоятельной фигурой. Во-первых, в годы «развитого кучмизма», такую ответственную должность в городе - колыбели правящего режима мог занять лишь человек системы, плоть от ее плоти. Во-вторых, Иван Куличенко до самой избирательной кампании не был публичным политиком и никак не проявлял лидерских качеств, а был лишь «коммунальной тенью» властного Николая Швеца, ушедшего с поста мэра на повышение - в председатели облгосадминистрации и нуждавшегося в послушном исполнителе своих приказов по Днепропетровску. В-третьих, было очевидно, что лично Швец сделал ставку на неприметного Ивана Куличенко вместо влиятельного и раскрученного Сергея Бычкова, также претендовавшего в 2000 году на роль выдвиженца от админресурса, именно в силу несамостоятельности и слабости Куличенко, чтобы и дальше чувствовать себя в областном центре как в личной феодальной вотчине.

Таким образом, Куличенко, привыкший всю жизнь играть вторые роли, с самого начала состоялся как слабый мэр, зависимый от «хозяина области» и оставался таким не только при Швеце, но и при его сменщике Владимире Яцубе. Именно в тот ранний период мэрства Куличенко родилась очень удобная Ивану Ивановичу оправдательная легенда о «добром, но зависимом мэре», который всей душой хочет работать на город и людей, но который связан по рукам и ногам злым и коррумпированным вышестоящим начальством. И только демократизация политического режима и общее ослабление государственной власти, последовавшие за событиями 2004 года, освободили Ивана Ивановича от чрезмерной опеки «старших товарищей». Но не изменили ни его характера, ни раболепных рефлексов, отработанных многолетним и подобострастным исполнением команд свыше.

Березановский аристократ

Ивана Куличенко, получавшего на всех выборах - в 2000, 2002 и 2006 годах - свыше 50 процентов голосов избирателей, на самом деле никто не выбирал. Просто не из кого было выбирать из-за отсутствия конкуренции и небутафорных кандидатов. На первых и на вторых выборах Куличенко попросту назначили мэром от власти и админресурса, согласовав его кандидатуру в администрации президента Кучмы. А на третьих и последних ему достались настолько слабые и невнятные соперники, что избрание произошло по принципу «на безрыбье и Куличенко мэр». Никому ни в чем не отказывающий и ни с кем не борющийся Иван Иванович, в большей или меньшей степени устраивал все основные кланы и бизнес-группировки города. Даже игры Николая Швеца по поддержке кандидатов Кужмана и Жукова были, скорее всего, не более, чем способом давления на Куличенко, чтобы выдавить из него очередные уступки и преференции. Стоит ли говорить, что  хваленая «бесконфликтность» она же - «всем-удобность» Куличенко, была щедро оплачена за счет интересов территориальной громады города розданной «нужным людям» землей, коммунальной собственностью и подрядами на освоение бюджетных средств.

Свой рубаха-парень из народа, выходец с окраины, пробившийся собственным трудом на самый верх городской власти, скромный и аполитичный, не умеющий и не любящий бороться, интриговать и красиво говорить - «мэр от сохи», точнее от канализационного коллектора, - так выглядел и выглядит портрет «мэра-работяги» Ивана Куличенко, красочно намалеванный пиарщиками и политтехнологами. Этот мифологический образ непубличного, почти бессловесного, но в доску нашего мэра-простака безотказно работал до самого последнего времени и позволял не только поддерживать определенный уровень доверия к мэру в народе, но и обеспечивал Ивану Куличенко возможность уходить от ответственности даже в самые кризисные моменты жизни города. Ему, как «своему», прощали горы мусора и отключения воды и электричества, выселения из общежитий и вырубки деревьев. Ему сошли с рук несколько зимних «коммунальных апокалипсисов», когда весь город впадал в паралич из-за неубранного вовремя снега, а мэр после этого даже не уволил ни одного из своих подчиненных. Даже во время ужасного взрыва на Мандрыковской, когда Куличенко панически боялся появиться на месте аварии и взять на себя ответственность за спасение людей, многие объясняли его отсутствие в эпицентре трагедии скромным «нежеланием пиариться на горе людей».

Очередным «злым начальником», от которого, якобы, стонет, но которого вынужден терпеть наш «тишайший мэр» стала коалиция регионалов и громадовцев со товарищи коммунисты и витренковцы, засевшая в горсовете делить городскую землю сотнями и сотнями гектаров. Не снимая вины за беспрецедентный земельный дерибан с «родноднепропетровцев», нагло, но уверенно заявивших при «живом мэре» о том, что берут на себя всю полноту ответственности за власть в городе, нужно вспомнить и о «дорогом Иване Ивановиче». Именно его подписи стоят под всеми решениями исполкома горсовета, выносящими земельные и другие вопросы на рассмотрение сессии, именно он имеет все полномочия для оспаривания любого противоправного решения горсовета через суды и прокуратуру, которыми ни разу не воспользовался для того, чтобы защитить хотя бы одно дерево или детскую площадку.

Осторожный до трусости и компромиссный до предательства, Куличенко, под шумок амбициозного и гласного давления на город и интересы граждан со стороны сначала Николая Швеца, а потом регионально-громадовских коалиционеров, длительное время успешно избегал ответственности за свои действия. Более того - Куличенко едва не стал последним днепропетровским героем, последней надеждой граждан на победу над беспределом политиканов и земельных мародеров, но сам же развеял все иллюзии собственными бездеятельностью, безответственностью и беспринципностью.

Винтик системы

В последнее время Иван Иванович, похоже, уверовал в собственную незаменимость и богоизбранность на посту городского головы. Мало того, что он заявил о своем жгучем желании встречать Евро-2012 в статусе мэра (что неудивительно в связи с резко возрастающими возможностями «освоения» бюджетных и инвесторских средств), но и существенно изменил тональность общения с горожанами. В его общении с «маленькими днепропетровцами» начали появляться нотки раздражения и оскорбленного самолюбия «большого человека». Раздосадованный вопросами журналистов и протестами горожан, Куличенко как отрезал, что в городе нет никаких проблем ни с «Детским миром», ни с детским городком на Солнечном, потому как по ним уже «все решено». «Все решено» для мэра и по поводу незаконно восседающего на лавочке символа городского безвластия - самовольно установленного памятника разрушившему «Детский мир» застройщику Аксельроду. Как страус прячет голову в песок, городской голова отмолчался во время нападений нанятых криминальными застройщиками молодчиков на активистов Победы и Солнечного. Также молча, но упрямо господин мэр сначала не желал видеть рейдерского захвата парка Глобы, а теперь, найдя «общий язык» с рейдерами, не желает исполнять решение суда по их выдворению и восстановлению законного руководства.

Наш мэр - не архитектор и даже не прораб, а всего лишь один из винтиков бюрократической системы, системы беспредела и дерибана городских земли и имущества, по злой иронии судьбы выпавший из родной «коммунальной втулки» и оказавшийся на вершине пирамиды городской власти. Днепропетровск - город без головы. Именно поэтому миллионный мегаполис живет как заштатное, хоть и очень большое провинциальное местечко - без стратегии развития, не заботясь о будущем и уничтожая свое прошлое. И никто в Днепропетровске более не должен по этому поводу иметь никаких иллюзий. Если, конечно, мы хотим добра нашему городу.

Андрей ДЕНИСЕНКО, координатор общественной организации ГРАД



Hoвини Join

Погода, Новости, загрузка...
Дар'я Твердохліб

Як позбутися паразитів?

Кривий Ріг – місто  довжиною в життя, що розплелось на сто кілометрів, тягнучись за жилою в землі, за рудою, що ховалася під травою й камінням.Цей, нібито квітучий, пишний та потенційно гро...
Максим Мірошниченко

Переоценить Майдан

Очень многие наши "верхи", отвечая на вопрос "Считаете ли вы Кастро диктатором?", произносят твёрдое и осуждающее "да". Что интересно, так часто отвечают и те люди, которые в неофициальной обстановке...
Знайомство на фронті в півроку дає статус старих знайомих. Сільською вулицею назустріч мені котив веломашину літній чоловік. Медична сумка, картузик на вісім клинців і, як мінімум, крім кілометрів ще...
Кратко о сегодняшнем “слушании” гуманитарного блока бюджета:“В гуманитарной отрасли полная Ж. Но по утверждению чиновников, если полную Ж умножить на коэффициент инфляции и все схемы...
9 причин, по которым бюджет-2017 - это продолжение традиций воровства и проедания: НЕТ ОТЧЕТА ЗА 2016 ГОД! Даже опубликованный проект решения с отчетом за 9 месяцев года на сайте горсовета висит ПУСТО...
Васіліса ТРОФИМОВИЧ

Рапорт на звільнення

Дуже хочеться сказати. Але так багато сенсу і так мало слів. Сльози вже виплакані, а слова ще не сказані. Мабуть час. Розконсервувати хранилище. Душі. Рапорт на звільнення. А потім -місяці персонально...