App Store Google Play

Святослав Олийнык: "Днепропетровску нужен харизматичный лидер"

01.07.2008 01:12

Народный депутат от  БЮТ Святослав Олийнык до 2005 года работал заместителем прокурора города Днепропетровска. Он и сегодня называет себя «жителем двух городов», интересуясь днепропетровскими событиями не меньше, чем киевскими. «Левый берег» попросил бютовца рассказать о перспективах местной организации БЮТ на следующих выборах, днепропетровской недвижимости семьи Тимошенко,  сотрудничестве с Игорем Коломойским и оценить ситуацию в прокуратуре Украины и области.

На прошедшей неделе обострились отношения днепропетровской БЮТ с главой облгосадминистрации Виктором Бондарем. В чем причины конфликта?

Я думаю, что отношения БЮТ с губернатором - это не вопрос местной организации. Он вытекает из того, что Виктор Бондарь позиционирует себя как представитель президента, есть конфликт президента и премьера, и мы видим местные последствия этой ситуации. Местный БЮТ не может ни исправить эти отношения, ни их усугубить, если они сложены наверху.

Насколько сильна днепропетровская организация Блока Тимошенко?

Я к любым местным организациям отношусь критически, потому что система выборов в местные советы по партийным спискам еще хуже, чем в парламенте. Мы видим, какие проблемы возникают в Верховной Раде. Вспомните, кто сражался на недавних выборах в Киевсовет? Строительные компании с агентствами внешней рекламы.

Виктор Бондарь сейчас влиятельный в области человек? Насколько он эффективнее, чем Юрий Ехануров?

У него ситуация непростая. Ему приходится выживать в неродной обстановке. Несомненно, у него это получается лучше, чем у Юрия Еханурова, он более гибкий. Абстрагируясь от политических вопросов, он мне импонирует. Во-первых, у нас неплохие личные отношения, не смотря на все политические вопросы, а во-вторых, мы с ним одинакового возраста - у нас разница где-то в месяц. Логику рассуждений и ход, темп мыслей такого человека я прекрасно понимаю. Он, по крайней мере, не вредит. А Юрий Ехануров, как мне кажется, регион так и не понял. Не смог вести конструктивный диалог с бизнесом и был чужеродным телом в области.

У Бондаря возникает та же проблема, но он лучше адаптировался. Ему удается быть дипломатом.

До новых местных выборов осталось полтора года. Киевские выборы показали, что технология, когда кандидат от БЮТ фотографируется с Юлией Тимошенко, уже не работает. Готова ли ваша политическая сила побеждать в Днепропетровске и области? Ведь Юлия Владимировна не может возглавить списки всех 22 районов...

Я не являюсь членом партии «Батькивщина», я беспартийный человек. Я член команды, фракции БЮТ, но партийную позицию ретранслировать не могу. По моему персональному мнению, Днепропетровску сегодня критически не хватает сильного, харизматичного местного лидера.

Руководитель областного БЮТ Антонина Ульяхина, между прочим, считается самой харизматичной среди днепропетровских журналистов. Чем она плоха?

Вы рассматриваете ее как партийного руководителя, а я говорю о персоналии, которая подтвердила себя как управленец, как влиятельное в регионе лицо.

У вас есть лидер фракции БЮТ, днепропетровец Иван Кириленко...

Основную трудовую деятельность он провел как человек, близкий к аграрному сектору, а не к индустриальному Днепропетровску. Да и вообще в последнее время он, как и многие другие, больше работает в Киеве. А кто остался в Днепропетровске? Есть мэр Иван Куличенко. Он достаточно популярен в городе, хотя харизматичным я бы его не назвал. Такой у нас исторический период. Очевидно, он закончится тем, что среда породит местного лидера.

Вы намекаете на какого-то конкретного человека?

Нет, но я могу нарисовать его психологический портрет. Во-первых, он должен быть коренным днепропетровцем. Он должен быть известен конкретными делами, а не быть «космонавтом». Ведь в чем проблема киевских выборов? Александр Турчниов - днепропетровский житель, а не киевский.

Кроме того, Днепропетровский лидер должен быть известен не как политический болтун, а как человек, наполненный реальными делами - возглавлял завод, какое-то другое предприятие, где видны плоды его деятельности.

Он должен уметь разговаривать с бизнесом. Днепропетровск - это крупный бизнес-центр. Если мы будем представлять наше население как люмпенизированную массу - это колоссальная ошибка.

Из известных мне людей под ваш портрет подходит Павел Лазаренко...

Павел Лазаренко - не бизнесмен. Он не знает, что такое бизнес. Он принадлежит к старой формации. Конечно, у него был позитив в том, что он сделал сельские дороги, сельские школы, больницы - я до сих пор их нахожу. Да, он открыл метро, автовокзал, но все это в прошлом, лицо города выглядит совершенно по-другому. Сегодня строительство мостов, небоскребов, стадионов - это задания бизнеса. Потому региональный лидер должен быть адекватен бизнесу.

Адекватным людям тесно в области, большинство из них едет в Киев. Вы, кстати, обзавелись столичной пропиской?

Я живу в двух городах. В Киеве у меня своей квартиры нет, я ее снимаю. А вот в Днепропетровске - есть. Там я бываю неделю в месяц. В ту неделю, которую депутаты проводят в округах, я приезжаю в город.

Вы знали, что та часть дома на площади Ленина, где расположен областной штаб БЮТ, принадлежит семьи Юлии Тимошенко?

Если честно, я не уверен, что Юлии Тимошенко что-то принадлежит. Когда я работал в городской прокуратуре, тогда там были знаменитые «дела Фельдмана» - того, который возглавлял банк «Славянский». Он сидел в тюрьме лишь потому, что был причислен к партнерам Юлии Тимошенко. У него был совершенно отдельный бизнес, но его причислили к людям, которые не сдали ЕЭС, и правоохранительные органы полностью разрушили тот бизнес, на ровном месте посадив человека в тюрьму. Этим делом занималась Запорожская прокуратура, а к нам в Днепропетровск приходили отдельные поручения. К нам приносили целые «простыни» списков недвижимости, правдами-неправдами изымали в БТИ инвентарные дела. И все, что могли забрать, забрали. 

Причем забирали не только государственные органы, а, пользуясь случаем, забирали другие бизнес-структуры. Тот же «Приват-банк» имел споры с ГОКами и с этим зданием, между прочим. Насколько я знаю, это здание министерства было украдено еще при Лазаренко структурами его фирмы «Приват-сервис», которая, кстати, не имела ничего общего с группой «Приват».  

Документы, напечатанные «Украинской правдой», четко указывают, что собственниками части дома являются ближайшие родственники премьер-министра ...

Даже если это так, разве это много для остатков фирмы ЕЭСУ, которая была очень большой? Единые энергетические системы в свое время были крупнее чем «Приватбанк» и «Интерпайп» вместе взятые. Так их собственники входят в рейтинги «Форбс» как самые богатые люди Европы, а корпорации, которая была больше них, остался кусок здания в центре города, а все остальное на пр. Карла Маркса принадлежит совсем другим людям.

Не много, но странно, когда говорят, что ничего нет, а потом оказывается, что на самом деле есть...

Если оно принадлежит фирме, которой владеют родственники, то Юлия Тимошенко об этом может и не знать. Если завтра обнаружат какое-то имущество, принадлежащее моей жене, я могу об этом не знать или даже не хотеть этого знать, потому что я считаю, что она имеет право на какую-то свободу, не смотря на брачные отношения. Фирма моей супруги регулярно покупает какие-то квартиры и их продает. У меня этот вопрос возникает единственный раз в году, когда я заполняю декларацию. Я спрашиваю: «А у нас нет ничего такого, что я бы мог пропустить?» Но ведь в жизни возможно, что она мне чего-то не скажет?!

Ведь не секрет, что активы украинских политиков часто оформлены на жен, мужей, детей, потому их бизнес и воспринимают, как бизнес самого политика...

Я это воспринимаю по-другому. Это другие люди. И нельзя им запретить заниматься бизнесом. Да и как им жить? Ходить голыми и босыми?

Так это правда, что большинство зданий на проспекте Карла Маркса, так называемая «красная линия» принадлежала Павлу Лазаренко и ЕЭСУ?

Правда. Была такая нехорошая фирма «Приват-сервис». Я с ней столкнулся, будучи студентом. Мы тогда владели фирмой по недвижимости и приходили в разные помещения, магазины, спрашивая, не продаются ли они. Как только мы задавали этот вопрос, перепуганная директриса магазина выходила и спрашивала: «Вы не из «Приват-сервиса»? Когда мы начали выяснять, что это такое, оказалось, что в городе действовала полубандитская группировка, которая приходила, назначала цену за магазин сама: «Он вот столько стоит и у вас на выезд есть две недели». А против того, кто не продал, открывали уголовные дела, помещения взрывали и т.д. Но сегодня это уже история.

Сейчас монополиста-владельца недвижимости на пр. Карла Маркса нет?

Думаю, что очень много недвижимости принадлежит «Привату».

Говорят, у вас очень хорошие отношения с Игорем Коломойским. Это правда?

Нет. С Игорем Коломойским у меня нет близких личных отношений. Они у меня были выдержанно деловыми до определенного периода времени - пока я занимался адвокатской деятельностью. Они были урегулированы письменно. Но в силу адвокатской тайны, я не могу разглашать условия договора без согласия другой стороны. А с менеджерами этой структуры, действительно, есть хорошие личные отношения.

Когда вас брали в список БЮТ, вопрос о сотрудничестве с Коломойским к вам не возникал? Ведь сегодня он тесно сотрудничает с командой президента.

Существует много мифов о Коломойском. Его совершенно неправильно называют олигархом. Он - бизнесмен, который не занимается политикой. Он всегда старался дистанциированно держаться от политики и власти. Это выигрышная стратегия.

Другие, такие как Виктор Пинчук или Сергей Тигипко, во многом стоили безопасность своего бизнеса на интеграции во власть. А Коломойский всегда опирался на юридические компании. Он говорил: «Мы стараемся ни к кому не приближаться, потому что в этой борьбе мы можем проиграть, если поставим ставку на кого-то одного. А если человек выиграет, мы с ним будем работать». Это логика бизнесмена.

БЮТ снова вслух заговорил об отставке Генерального прокурора Александра Медведько.  Каковы ее перспективы?

Пока никаких. Но ситуация изменилась. Почему я негативно отношусь к Генеральному прокурору? Я не считаю, что он эффективно работает.

Но за два года произошли определенные изменения в работе этой системы, не связанные с деятельностью Александра Ивановича Медведько. Прокуратура стала «мягче». Такие выражения как «маски-шоу», «команда «фас» или «порвать», которые использовали внутри системы, ушли из лексикона.

Если это не заслуга Генпрокурора, то кого?

Тут важную роль сыграла судебная система благодаря закону, авторами которого были я и Андрей Портнов. Мы демонополизировали систему, позволив обжаловать возбуждение уголовного дела в суде.

Обратите внимание, как происходит полемика сегодня. Возбудили дело против министра внутренних дел Юрия Луценко - он пошел в Подольский суд и его обжаловал. Возбудили дело против Цушко - он пошел в Печерский суд и его обжаловал. Даже сама прокуратура говорит: «Если дело возбуждено незаконно, пускай идут и обжалуют». Мы видим это по политикам, но, на самом деле эта норма защищает и бизнес. Если какому-то генералу не понравилась ваша газета или пароход, который у вас есть, и он начинает десятками уголовных дел «душить» ваш бизнес, то сегодня вы, тратясь на адвокатов и, возможно, на взятки, можете его остановить.

То есть, сегодня не суть важно менять Александра Медведько?

Важно потому, что эффективной работы как не было, так и нет. Но сравнительно Генпрокуратура выглядит не худшим образом. Александр Иванович, на мой взгляд, не управляет там процессами. Он часто на работе отсутствует. Реально там руководят заместители Генерального прокурора, каждый по своему направлению. Они достаточно независимые друг от друга люди. Могут быть внешние симпатии-антипатии, деньги, политические вкладки, но как орган ГПУ по команде не работает.

Сам Генеральный прокурор больше слушает команды с Банковой. Это мы видим по Черновецкому, Луценко, Жвании. Но уже на стадии исполнения все это уходит в песок. Прокуратура сейчас уже не монстр.

Вы работали заместителем прокурора города Днепропетровска, а сейчас сами же ослабляете прокуратуру. Зачем?

Система команд «порвать» того или другого, настолько плотно была сплетена, что не нужно было быть президентом, чтобы давать команду. Это происходило на всех уровнях. Начальник городского УВД давал команды в районы, начальник районы давал команды участковому и тот «рвал» каких-то людей, которые делали шлакоблоки в Диевке. У меня были дела, от которых волосы шевелились. «Делили», к примеру, рынок стеклотары. Там присутствовали люди, которые были незаконными мигрантами. Им устроили несколько уголовных дел не потому, что они что-то нарушали, а для того, чтобы на их месте поставил бутылочки кто-то другой.

Вы всегда хорошо отзывались о прокуроре Днепропетровской области Владимире Шубе и даже называли его возможным сменщиком Александра Медведько. Но он ведь занимает высокие должности давно и очень хорошо знает, как работает прокурорская машина?

У меня к Шубе сложные отношения. Я не преувеличиваю его личные качества - это сложный человек. Но если оценивать его профессиональные качества, то он один из немногих в стране реальных прокуроров.

Кто такой «реальный прокурор»?

Это прокурор, который внутренне понимает, что нельзя делать определенные заступы. Если происходит некая чрезвычайная ситуация, то за нее должна быть организованная государством ответственность, которую продавать нельзя. Вспомните, сколько у нас было техногенных аварий? В Донецкой области регулярно гибнут люди, в Львовской - поезда с фосфором сходят с рельсов, падают самолеты, в Богдановке взрываются склады с оружием. И нигде, кроме Днепропетровска, никто никогда не был привлечен к ответственности.

Вы имеете в виду взрыв газа на Мандрыковской? Но ведь пока никто не наказан...

Да, по «Днепрогазу» моментально три руководителя, а никакие не стрелочники, были взяты под арест. За них миллионы предлагали. Чтобы их оттуда освободить, перевернули весь город - и к судьям апеллировали, и к депутатам, и домой приходили. «Продать» это дело было бы легко. Это единственное в Украине дело, где после техногенной катастрофы задержаны руководители такого уровня.

Но ведь сейчас дело в суде, не понятно, что получим в итоге...

Понятно, что будет после решения суда. Естественно, мы не можем забегать наперед, но именно потому, что действовали консолидировано - не продали дело в прокуратуре, не продали в суде, есть все шансы, что виновные получат свое.

Это правда, что председатель Жовтневого суда, в котором слушается это дело - ваш дядя?

Правда.

Какая атмосфера сейчас в прокуратуре города Днепропетровска?

Сейчас сменили прокурора города. Человек, который был, оказался очень слабым прокурором, а на его место пришел прокурор Амур-Нижнеднепровского района Виктор Феодосиевич Ступа. Думаю, это удачное назначение. Он - человек инициативный, это фигура, которая может наладить работу. Ведь город - это большая организация со сложным УВД города, горсоветом, 8 районами в подчинении.

 

Михайлина Скорык, «Левый берег»

 



Hoвини Join

Погода, Новости, загрузка...
Дар'я Твердохліб

Як позбутися паразитів?

Кривий Ріг – місто  довжиною в життя, що розплелось на сто кілометрів, тягнучись за жилою в землі, за рудою, що ховалася під травою й камінням.Цей, нібито квітучий, пишний та потенційно гро...
Максим Мірошниченко

Переоценить Майдан

Очень многие наши "верхи", отвечая на вопрос "Считаете ли вы Кастро диктатором?", произносят твёрдое и осуждающее "да". Что интересно, так часто отвечают и те люди, которые в неофициальной обстановке...
Знайомство на фронті в півроку дає статус старих знайомих. Сільською вулицею назустріч мені котив веломашину літній чоловік. Медична сумка, картузик на вісім клинців і, як мінімум, крім кілометрів ще...
Кратко о сегодняшнем “слушании” гуманитарного блока бюджета:“В гуманитарной отрасли полная Ж. Но по утверждению чиновников, если полную Ж умножить на коэффициент инфляции и все схемы...
9 причин, по которым бюджет-2017 - это продолжение традиций воровства и проедания: НЕТ ОТЧЕТА ЗА 2016 ГОД! Даже опубликованный проект решения с отчетом за 9 месяцев года на сайте горсовета висит ПУСТО...
Васіліса ТРОФИМОВИЧ

Рапорт на звільнення

Дуже хочеться сказати. Але так багато сенсу і так мало слів. Сльози вже виплакані, а слова ще не сказані. Мабуть час. Розконсервувати хранилище. Душі. Рапорт на звільнення. А потім -місяці персонально...